Переправа через «Решетку»

В стародавние времена, когда я еще не знала о том, что на свете есть велотуризм, в голове у Василия Клеина зародилась мысль потренировать переправу через реку. И вот, совсем недавно, когда я уже стала знаменитой велотуристкой, Василий решил осуществить задуманное. Кроме меня, эту идею поддержали еще несколько человек, которые, собственно и станут героями этого скромного повествования.

Итак, рандеву состоялось на перекрестке Металлургов-Викулова в воскресенье в 10.00. Ожидалось шесть человек, но поехали только четверо. У Ани и Влада нашлись дела поинтереснее, чем висеть вниз головой над речкой. А мы — Вася, Сауле, Костя и я, тронулись в путь.

Сначала, в общем-то, ничего не происходило — мы ехали себе, ехали… как вдруг, увидели на горизонте два силуэта, по которым безошибочно определили — байкеры. Подъехав, и распознав своих, остановились поговорить, и, хотя пройдено было еще совсем немного, нашлось даже что починить. Немного пообщавшись, продолжили свой путь в направлении Ст.Решет.

Ехали ни шатко, ни валко. Изредка накрапывал дождик, в общем, ничего интересного. От тоски Вася предложил даже не ехать на Решетку, а переправиться через масипусенький ручеек, около которого у нас в майском походе был первый ремонт. Но все же, поехали мы дальше. Встретив по пути какую-то речку, мы не оценили ее красот, поскольку целью имели переправу, а как раз для этого речка нам не годилась.

Дальше нас понесло через сады. А поскольку садоводы на Урале — люди запуганные и боязливые, участки свои они располагают таким образом, чтобы ни один смертный не выбрался из запутанной сети тропинок и дорожек. Но мы — люди смекалистые, мы спросили, куда нам ехать у садо-дамы, которая нам неуверенно махнула в сторону, куда мы и так направлялись. Дальше наш путь лежал по дорожке из досок. Доски, в свою очередь, лежали по три штуки, параллельно нашему направлению, соответственно и щели между ними тоже. При определенных навыках можно ехать и по одной досочке, не попадая в эти самые щели, но мы с Сауле такими навыками похвастаться не могли, поэтому ехали крайне неуверенно (тем самым, повышая свои шансы упасть). Я лично не падала просто потому, что Сауле меня опережала. Первый раз причиной ее падения стала именно щель между досками, а я добавила, врезавшись ей в заднее колесо. Костя, едва успевший избежать аварии, внес предложение увеличить дистанцию. Дистанцию мы увеличили, но Сауле это не помогло. Во второй раз она упала непонятно, но красиво — велосипед откинула в сторону еще в полете, а сама улетела в траву. Подъезжая, я думала, что придется ее выколупывать из зарослей, но она вылезла сама с довольной улыбкой (Васи рядом не было). Преодолев все трудности, мы выбрались на станцию Ст.Решеты, где переждали Электричку и поехали дальше.

От станции до речки путь был недалек, зато болотист и весел. Мы добрались до берега реки, где Костя с Васей нас покинули, снабдив на прощание баллончиком «слезки». Они пошли искать место, удобное для переправы (не в смысле ужины речки, а в смысле величины обхвата деревьев). Пока мужчины шатались по берегам, мы с Сауле примеряли мой новый дождевик от кутюр, купленный недавно в секонд-хэнде, и обсуждали тонкости кроя. Наконец, мужчины вернулись, и мы все вместе отправились в заросли — налаживать переправу.

Василий добровольно согласился проявить героизм и переплыть реку с веревкой в зубах, но, раздевшись и попозировав для камер, передумал, тем более, что все нормальные люди переходили реку по камням в тридцати метрах ниже по течению. Одевшись, Вася перебрался на другой берег и стал ждать. Настал звездный час ковбоя Кости. Костя красиво свернул лассо, привязал на конце пару карабинов, помахал всем этим в воздухе и метнул на противоположный берег. Надо сказать, это был самый удачный бросок, и Вася вполне бы мог снизойти с крутого бережка и достать конец веревки (если бы знать…). А веревка намокла, и дальше все стало еще труднее. Как Костя ни размахивал ею, сколько карабинов не привязывал, она, подлая путалась, цеплялась за кусты и решительно не хотела на тот берег. Наконец, так и не долетев до Васи, она зацепилась за что-то у берега и Васе пришлось-таки шарить в воде, ее добываючи.

Далее нам предстояло натянуть над речкой толстый трос, непосредственно для переправы. Вася прийти к нам отказался, желая вернуться только по веревке, и все оставшееся время наблюдал за нашей возней с другого берега. А у нас закипела работа. Мы стали натягивать везде веревки, цеплять за всё карабины, вязать повсюду узелки, подтягивать, травить, висеть и упираться ногами. Когда, наконец, решительно все деревья в округе оказались опутанными веревками, когда наши руки перестали удерживать что-либо, тоньше самой толстой веревки, а противоположный берег, благодаря нашим усилиям придвинулся, мы посчитали переправу налаженной.

Под дружное ликование, на другой берег уехал велосипед Сауле. Следом отправились остальные велосипеды и вещи. Василий, аккуратно сложив все в кустах, проехался над водой и оказался с нами. Продемонстрировав нам, как надевать систему, цепляться за трос и перебирать руками, отправился обратно. Вот тут-то все и началось! На середине реки, он стал погружаться пятой точкой в воду, чем привел нас в неописуемый восторг, и поселил в душах некоторое смятение (первый-то раз он ничего не окунул — значит, или трос растягивается, или деревья гнутся, или берега сближаются).

Не смотря на сопротивление, второй была отправлена Сауле. Над рекой она порхнула очень удачно, а вот на берегу… Пока Вася ее отцеплял, мы с костей просто умирали от хохота — какие они принимали позы! Особенно мы оценили позу то ли звезды, то ли самолета.

Следующей в полет предстояло отправиться мне. За время моего полета совершенно ничего интересного не произошло… я даже не сразу поняла, что в мои штаны с тыла проникает влага… и предпринять ничего не смогла… то есть промокла. Снимали меня недолго — я не сопротивлялась.

Костя всех затмил уже на стадии одевания снаряжения. Надев на себя всю свою амуницию, включая куртку, шлем и очки, он попытался втиснуться в беседку. Вообще-то, он и втиснулся, но при этом слегка потерял в росте, а его осанка приобрела другую полярность. Поскольку трос к тому времени уже изрядно поработал, а Костя из нас был самым большим, мы предприняли антикупальные меры. В частности, Вася как обезьян влез на дерево и, как канатоходец, попытался своим весом перетянуть часть провиса на себя. Сауле стояла под деревом, приготовившись тянуть за веревку, дабы ускорить Костин заплыв. Наконец, наш герой повис на тросе, правда в путь отправился не с первой попытки, но зато уже с первых метров мне, как самому стороннему наблюдателю стало ясно, что он погрузится в воду как минимум до половины. Когда Костя стал погружаться, а у команды на берегу начались припадки смеха, я, дождавшись кадра поэффектнее, запечатлела заплыв и бросилась на помощь. Вася от радости чуть не падал с троса нам на головы, а мы тянули Костю к себе, теряя силы от большой нагрузки и от смеха. Картина была еще та…

Когда все закончилось, мы просмеялись, а снаряжение было кое-как собрано, дождь закончил перерыв и зарядил с новой силой. Нам пришлось ретироваться, даже не полюбовавшись на пройденный участок. А ведь нам еще предстояло нажарить мяса и налопаться шашлыков! Сначала мы для этой цели выбрали место на не вполне чистой поляне по соседству с другими туристами. Мы втроем даже начали натягивать тент, а Вася ушел за дровами. Вскоре он вернулся с преприятнейшим предложением перейти через ж/д. линию и там разбить лагерь, потому что там есть дрова и прекрасный вид из окна. Вдоволь насладившись возней с веревкой, мы согласились.

За линией мы Васю ненадолго потеряли из вида, в результате чего обнаружили еще более приятное местечко. Там нам снова предстояло натянуть на деревьях веревку для тента, ну, мы в тот день столько их, разных, понатягивали, что мне до сих пор неспокойно, когда я вижу какой-нибудь из этих милых шнурочков — так и хочется потянуть, завязать, подержаться, повисеть…

Дальше были дрова, костер, вода, все как обычно. Пока мы с Сауле занимались художественным оформлением мяса на шампурах, мужчины закончили возиться с костром и стали развлекаться, обстреливая нас из рогаток шишками. Но не вздрагивайте, милые феминистки, мы отомстили им, когда они стали мясо жарить, а мы освободились. Причем, наша месть была более изощренной, поскольку меткостью мы не обладаем… (хи-хи)

Пока дожаривалось мясо, мы сидели вокруг костра и глотали слюнки. Поев и отвалившись от стола, занялись перевариванием съеденного, разговорами, просушкой носок, а Сауле даже поспать успела. Ехать не моглось, да и не хотелось. Еще немного порасслаблявшись, попробовав первой земляники, обстреляв из рогаток всю округу, а кое-кто и выспавшись ;))), мы стали собираться. Костя очень красиво уложил все доступные веревки, Вася нашел какой-то вонючий хлам и притащил его на сожжение, а пока все это догорало, мы продолжали потихоньку собираться.

Выбирались по уже знакомой с Чертиков дорожке. Замечательная, веселая дорожка! Плотно лежащий песок с огромным количеством ям, самой разнообразной конфигурации, петляя между которыми со скоростью около 18 км/ч., мы даже обогнали легковой автомобиль. Скорость, в зависимости от сложности участка, колебалась между 8 и 18 км/ч., зато, когда мы выбрались на асфальт, нас понесло вперед гораздо быстрее. До поста ГАИ доехали очень быстро, только с одним маленьким перерывом. Дальше поехали по окружной, а на кольцевом перекрестке разделились пополам — Вася с Сауле уже почти приехали, а Костя и я покатились дальше по окружной. Ветер в спину, асфальт мокрый, уклон вниз — скорость возросла, ехалось легко, хотя усталость все равно чувствовалась. На развязке Машинная — Базовый Костя вручил мне букет из шампуров, и мы расстались. Усталость свалилась на меня неожиданно и до дома я едва доползла. Отмыв себя от грязи, тут же упала в постель и провалилась в сон. Снились веревки…

Итоги (по моему велокомпьютеру):
Подготовка переправы заняла час времени, сама переправа отняла еще столько же. За день было пройдено еще 74 км; в седле проведено 4,5 часа; средняя скорость — 16,2 км/ч; максимальная — 55,5 км/ч.

Ольга Легкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *