Впечатления начинающей велотуристки

30.04.2001

Встречу назначили на Средней кольцевой дороге, на мосту напротив стадиона РТИ в 10.00. А поскольку мы с Александром Тетериным оба живем на Компрессорном в 19-ти км от места встречи, логично было ехать вместе. Решили слить наши пути воедино возле родной школы №53 где-то в 8.20-8.30 и немного сократить путь, проехав по раздолбанной дороге, пролегающей мимо Птицефабрики и ведущей на кольцевую.

Я приехала на место чуть раньше и поставила своего коня, повернув рулём на запад, предполагая, что туда нам и путь… Заметив приближение Александра, я, было, оживилась, представив, что мы вот сейчас посидим на дорожку, поболтаем, да и в путь… Не тут то было! Александр, находясь от меня метрах в 30, издал боевой клич Гагарина «Поехали» и, как водится, махнул рукой. Впрочем, может, мне это показалось ;) В общем, я поехала… Но, не услышав за спиной знакомую песню шин, я оглянулась и… не поверила своим глазам — Александра не было! Нет, он не пропал бесследно, просто скрылся за углом перпендикулярно моему направлению : ( Пришлось мне повернуть обратно и догонять, догонять. А он, как выяснилось, останавливаться не хотел, поскольку боялся, что тяжеленный рюкзак опрокинет его лисапет. Такое вот грустное начало.

Дальше пошло веселее. Мы, в довольно-таки спокойном темпе проехались до места встречи, попутно отбиваясь от тявкающих на нас собак. Но, на достигнутом мы не остановились (ну просто не смогли), и место встречи миновали. Притормозить мы решились уже после пересечения ул.Московской. Тут же к нам присоединился Николай Папулов — он приехал на боевом байке с пустым багажником, чтобы с почестями проводить нас в дорогу. Когда мы спешились и оставили свои машины, подперев ими ближайший рекламный щит, на горизонте с той стороны, куда лежал наш путь, показались Вася и Сауле. Не было только Владислава. За ним пришлось ехать Василию. Влад, как человек здравомыслящий находился именно там, где мы и должны были встретиться, наивно полагая, что это ОН нас ждет.

Пока прикидывали по карте, как бы проехаться поспокойнее, мимо нас уже пронеслось несколько велосипедистов радостной расцветки, воодушевляя нас одним своим видом.

Мы еще немного потусовались и тронулись в путь. Надо заметить, что все участники подобрались в сине-зеленой гамме, и лишь пенки нежно розовых и красных расцветок на багажниках издалека дразнили автомобилистов. Дорога радовала солнечными пятнами, небольшими трещинами и огромными выбоинами в самых неожиданных местах. Ну, а поскольку рюкзаки на багажниках были несравнимо больше дистанции между нами, я влетела в одну из первого десятка дыр, получив при этом что-то вроде опухоли заднего обода в первые же 5-10 минут путешествия. И вот так, радостно постукивая колодками тормоза по ободу, ехала до первой стоянки.

А народ вроде бы ничего — все ехали нормально. Выехали на старый московский тракт и покатили «на биатлон» (и что это значит?). Преодолев первые горки, и немного покатавшись, мы свернули с дороги для первой передышки и ремонта. Чинили топором о полено. Получилось. В общем, передохнули, попили водички и покатили далее, решив заехать на ближайший ключ за водой для чая. Первый ключ случился очень быстро, и воды мы набрали, после чего снова отправились в путь. Путь также оказался непродолжительным. Я слышала какие-то звуки, исходящие от своего переднего колеса, но все думала, что это мне кажется, как тут подъехал Василий и, ехидно так, спрашивает: все ли у меня с этим самым колесом в порядке? Оказалось — не все. То есть ничего не в порядке. Я ехала на ободе! Пришлось чай затеять несколько раньше. А у меня начал развиваться комплекс неполноценности… Еще бы! Две поломки за первые же полтора часа, и все на моей машине!

Место для перекуса нашли над дорогой. Там кто-то специально для нас соорудил столик и накрыл его объедками. Василий принялся чинить колесо — на камере оказался вывернутым ниппель. Остальные занялись доставанием снеди, разжиганием костра и приготовлением первого чая. А мимо проносились машины, бабочки и велосипедисты с голыми торсами. Основательно набив желудки, починившись и отдохнув, мы покатились дальше.

Ехали долго. Осознание того, что нужно уже вставать на ночевку, пришло поздновато. Местность, где мы не стали останавливаться, кишела местными жителями, а местность, где мы ехали ноне, не привлекала и не манила. Слева был тенистый склон, где даже на опушках виднелся снег, а справа все было еще хуже, поскольку уклон вел именно туда. Вода в изобилии стекала со склона и текла вдоль дороги, не внушая уверенности в своей чистоте. А нам хотелось встать на сухой полянке с водичкой пригодной для питья, подальше от недобрых глаз. Наконец, увидели перекресточек, от которого влево и вправо уходили дороги, явно не федерального значения. Василий бросился в разведку сначала по правой, но вернулся очень быстро — дорога заканчивалась кучей мусора. Налево он пошел пешком и вернулся не так скоро, но с подснежниками, которые тут же презентовал дамам. Там, наверху нас ждала полянка с этими чудными цветами и снежником, влажной землей и комарами… В общем, мы туда не пошли. Решили покататься еще. Я все думала, что на очередную горку уже не вползу, но вползла еще штуки на три.

Наконец нами была замечена чудная грунтовая дорога, ведущая в охотничьи угодья, по обеим колеям которой бежали потоки чистой воды. Туда и покатили. Вообще то, сказать покатили, значит соврать. Не знаю как остальные монстры на байках, а я не пошла пешком только потому, что на мне были вполне промокаемые кроссовки. Местами под колесами был песочек, местами камешки, местами валуны и бревна, а также просто грязь и вода. Я ехала за Василием и думала, что все нормальные люди кроме меня ЭТО проехать могут. Наивная девочка… По краям дороги был мрачноватого вида лес, какие-то горы земли и прочие виды рельефа, не имеющие ничего общего с моими представлениями о полянке для ночлега. К тому же мы миновали какую-то машину и мужиков с ружьями, сидящих в ней. А Вася все ехал и ехал… Я уже начала сомневаться, что мы едем 1к.с. (Василий позже развеял мои сомнения, сказав, что вот если бы мы по такой дороге ехали целый день, да км побольше, вот тогда, может быть, это была бы, ну, скажем… 2к.с. %) ). В общем, углубились мы вполне прилично (километра на..). Вася бросил свой байк на каком-то подобии полянки и пошел дальше пешком (видимо тоже просто не смог остановиться сразу). Мы же, едва добравшись до этой полянки, решили ее и обживать, но не потому что сильно понравилось, а потому что дальше идти мог только Вася.

Стали располагаться. Пока наша компания, в составе Александра, Влада и меня, чесала затылки, решая ставить палатку на лапник или прямо на землю, Василием уже была воздвигнута палатка, сооружено костровище, и они с Сауле уже вовсю готовили ужин. Мы же, только начали возиться с установкой палатки — уложили-таки лапник на землю. Сама палатка была подвешена за конек на два дерева и представляла из себя кособокое чудище приятного зеленого цвета. Впрочем, спать в ней это обстоятельство все равно не могло помешать, и мы с облегчением закинули внутрь пенки и спальники. Ужинали под звуки первых выстрелов. Поужинав, наболтавшись вдоволь, и вымыв посуду, отправились по палаткам. Из соседней палатки доносилось неясное бубнение и, видимо поэтому, мы тоже не торопились засыпать, и болтали о всякой ерунде. Воздух периодически потрясали звуки все новых выстрелов, и на ум невольно приходили мысли о том, что в темноте могут и промахнуться… Засыпала я все под те же выстрелы и потрясный Васин храп.

1.05.2001

Утро встретило нас солнышком и хорошим настроением. Проснулись все, как водится, почти одновременно. Все. Шальной пулей никого не задело. Тело, пока ненавязчиво, напоминало о пройденных вчера километрах, но дорога к трассе уже не казалась такой непроходимой, да и солнышко пригревало, обещая чудный денек.

Ехали мы недолго. Местность была довольно-таки унылая. После Дружинино остановились, дабы проверить по карте, туда ли мы повернули, и выяснилось, что в нужном нам направлении имеется еще одна дорога. Подначиваемые Василием и спортивным интересом, решили вернуться немного обратно и поехать по этой дороге. Дорога, вначале асфальтовая, быстро перешла в непонятно что, а потом и вовсе уперлась в груду щебня. Вася, как заправский трактор ринулся в объезд этой кучи по траве и грязи, ну, а нам, собственно, больше ничего и не оставалось, кроме как последовать его примеру. Пыхтя и скрипя, временами сидя в седле, временами исполняя ламбаду на педалях, временами просто лежа в траве под велосипедами, мы пробирались вперед. Василий ехал так, как будто у него под колесами по-прежнему асфальт, Сауле, временами просила помощи, но ехала все-таки сама, я кряхтела и сопела, но все-таки ехала, Саша тоже катился, как мог, а Влад просто развлекался! Когда миновали вторую груду щебня и выбрались обратно на «непонятно что» — это показалось раем. А велосипеды пришлось очищать от комков грязи, набившихся между колесами и крыльями. И напрасно я считала, что наши с Владом велосипеды не приспособлены для езды в таких условиях, потому что крутые байки точно также не хотели ехать. В общем, еще немного проехавшись по раю и уткнувшись в размокшую глинистую дорогу, мы решили больше не выпендриваться и, срезав через поле, вернуться на трассу. У меня закралось тихое подозрение, что Вася все знал заранее, и хотел проверить на прочность нас и наших железных коней. Ну и ладно, нам все равно понравилось.

Надо сказать, что у меня после этаких приключений здорово разыгрался аппетит. Когда мы снова тронулись в путь по асфальту, велосипеды жалобно заскрипели и запросили хорошей мойки. Александр, завидев водичку, тут же решил отмыть свой байк от остатков приключений, и мы договорились, что поедем искать место для перекуса, где он нас и догонит. Хорошее место нашли быстро и сразу расположились с едой. В этот день я впервые услышала, на что способны голосовые связки и легкие Василия. Если вы когда-нибудь слышали над своим ухом гудок паровоза, вы меня поймете. Именно такой звук издал Вася, завидев Александра. Конечно же, тот просто не смог проехать мимо нас.

Солнце припекало уже вовсю, и на подъемах мне становилось особенно жарко. На очередной горке, когда я уже подумывала, не отдышаться ли мне, на вершине показались две фигуры с велосипедами между ног и с рюкзаками на багажниках. Ага, подумали мы, это кто-то знакомый! И не ошиблись. Это оказались Аня и Влад, которые уже возвращались домой. Немного поболтав и обсудив проблемы мирового туризма, мы разъехались.

В Нижних Сергах Василий попытался починить мне руль, разболтавшийся во время последних переделок. Судя по всему, топор становится главным орудием при починке моего велосипеда. В магазине купили сгущенки для каши и отвратительной на вкус минералки. Мы с Сауле сошлись во вкусах и решили купить себе на вечер Кагор но, магазины в которых мы были, не смогли блеснуть перед нами хоть каким то ассортиментом хороших вин. Интересно, что продавщица, помогая нам с выбором, все расстраивалась по поводу градусов в напитке. Я сначала не поняла, чего это она. Оказалось, что 9-15 градусов в напитке, по меркам местного населения, — газировка, не способная утолить жажду алкоголя у двух дам. Наконец мы выбрали себе какое-то вино и, довольные, покинули славный город Нижние Серги.

А места пошли! Загляденье! Непыльно-зеленого цвета елочки покрывают холмы и долины, а на полянах полно подснежников! Вообще то, на это нужно смотреть своими глазами — даже на фотографиях всей красоты не видно. Машин в тех местах уже мало, а качество дорожного покрытия приличное, и мы ехали, расслабившись, лишь изредка придерживаясь правого края дороги и пропуская редкий транспорт.

На ночлег повернули вправо перед мостом через реку Демид. Там нашлось чудной красоты местечко прямо на холмике над слиянием какой-то маленькой речушки с Демидом. Под ногами был мягчайший ковер изо мха, травы и хвои. За дровами тоже не пришлось ходить далеко. Костер устроили в природном углублении, а палатки поставили наверху под лапами лиственниц. Красота! Установка нашей палатки в этот раз происходила под моим непосредственным руководством. Результат — она была не столь кособока, как в прошлый раз, но меня не устраивала зависимость ее положения от наличия деревьев, потому что выходить все время приходилось именно в дерево. Поскольку погода не обещала нам никаких проблем, мы и в этот раз легкомысленно не натянули над палаткой тент, о чем ночью пришлось пожалеть.

Вино оказалось вполне приличное, и выпито было с большим удовольствием… не только девушками. Немного поболтали у костра и разошлись по палаткам. Ночью я проснулась от звука первых капель, упавших на нашу незащищенную крышу. Но про крышу я тогда, как раз, и не подумала. Тихонько проворчав: «Этого еще не хватало», выбралась наружу с целью снять с веревки оставшиеся там вещи. Потом спустилась к костру посмотреть, есть ли там что-то, чему бы мог навредить дождь. Убрала все лишнее и прошлась по лагерю с той же целью. Когда вернулась в палатку, застала там Влада и Сашу, которые уже доставали тент. К моему ужасу, оказалось, что тент к эксплуатации не готов! Не было ни одной вязки! При свете фонарика трясущимися руками резали веревку и привязывали ко всем возможным местам, а потом с этим творением полезли на улицу под дождь. Наспех распяли вторую крышу на деревьях. Даже в темноте было видно, что мы безбожно облажались и тент прилип к сводам палатки в нескольких местах. Мне-то почти ничего не грозило — я спала посередине, а вот мои спутники ситуацию явно недооценили. На мое предложение сдвигаться к центру они не среагировали и, как результат, проснулись подмокшими и замерзшими.

2.05.2001

Утром я выползла из палатки первая, и мне еще довелось лицезреть мрачноватую картину под названием «Солнышко за тучкой». Но как только я спустилась к костру, светило тут же выбралось на чистый кусок неба и заулыбалось во весь рот. Так что, когда проснулись остальные члены экспедиции, им даже в голову не пришло, что полчаса назад все было по-другому. Тент разложили на траве, спальники повесили на веревку, палатку оставили сушиться на месте, а сами занимались тем, что бродили туда — сюда, ели, неспешно собирали вещи, укладывались и расслаблялись. Место было настолько очаровательным, что уезжать никуда не хотелось. Так бы мы и копались до обеда, но снова набежали тучки, грозя промочить наши едва высушенные вещи. Пришлось поторапливаться. Не отъехав от места ночлега и 300 метров, снова встали. Что-то там со стопорным кольцом на велосипеде Влада — любимые Васины головоломки.

Наконец выехали на трассу и снова закрутили педали. Незаметно доехали до города Михайловска. Проехав через мост, повернули направо, только Вася, махнув рукой налево, сказал что-то вроде «как видно, в славный город Михайловск мы не попадем». (Я до сих пор не могу понять, как мы проехали мимо — на картах этой дороги нет!) Проехав через реку Уфу, остановились и долго смотрели на карту, поворачивая ее в разные стороны и пеняя на плохую разметку населенных пунктов. Наконец, решено было ехать вверх. А когда мы доехали до населенного пункта Шарама, поняли, что поехали-таки не туда. Нисколько не расстроившись, вернулись обратно и выбрались на дорогу в Акбаш. Погода играла с нами в догонялки, то обдувая ветерком, то обливая чем-то сверху. После Акбаша остановились на перекус. Здесь Василий продемонстрировал класс, соорудив для приготовления чая конструкцию из двух велосипедов и кострового тросика. Дабы закрепить произведенный фурор, пообещал вечером научить устанавливать на велосипедах тенты, палатки и все что угодно.

В Красноармейске решили пополнить запас продуктов. Как там люди живут?! Совок, доперестроечных времен. Нас восхищало все — от шедевров местной архитектуры, (типовое здание школы с каким-то жутким барельефом на фасаде — это заброшенный ДК) до чудного ассортимента товаров в магазине (ночные рубашки и хлеб на одной полке). Когда купили продукты, и мы с Сауле уставились на прилавок, дабы выбрать себе вино на вечер, Вася нас выставил из магазина, не прокомментировав свое поведение (жадина). Не отъехав от магазина и двух метров, проколол заднее колесо Влад. Механик Вася принялся за работу (так ему и надо, жадине), а мы с Сауле пошли в магазин и купили себе вино.

Надо отметить, что мы с Владом уже приспособились к дороге и, ввиду однотипности машин, нам было удобно и весело ехать в паре. Разогнавшись на очередном спуске, мы въехали в деревню, произведя фурор среди местных куриц и праздно пасущейся молодежи. Проехав почти до выезда из населенного пункта, мы остановились, чтобы подождать остальных. Почти сразу около нас остановилась белая легковушка, и оттуда нам сказали, что кто-то из наших спутников проколол колесо. Мы повернули назад и почти сразу встретились с Сауле. Она нам поведала, что прокололся Саша, а Вася вернулся, чтобы помочь.

Мы снова поехали назад — вперед и остановились на углу дома перед выездом из деревни. Местные жители постарше посматривали на нас с нескрываемым любопытством из окон. А потревоженная молодежь собиралась в угрожающую кучку на завалинке напротив. Сначала они сидели, откровенно нас рассматривая, и мы лишь изредка улавливали отдельные фразы. Потом какой-то смельчак решился подойти к нам и засиял своей маленькой эрудицией. Он напрягал все свои знания о мире, дабы осмыслить — откуда и куда мы едем. А уж, ЗАЧЕМ мы едем, не укладывалось ни в какие его понятия о том, как надо отдыхать и расслабляться. Остальные, заметив, что их разведчику не причинили никакого вреда, быстро перекочевали к нам и расселись вокруг. Так что, если бы возник конфликт, мы не смогли бы удрать… Думаю, в других обстоятельствах, никто из нас не стал бы разговаривать с этими переростками, но тогда мы сидели и терпеливо, спокойно, вежливо общались. Удивила осведомленность аборигенов о наличии в составе группы еще человека — каждый, вновь пришедший спрашивал: «А где ваш четвертый? Почему он назад повернул?». А Вася с Сашей все не ехали… Нам уже становилось все труднее сглаживать острые углы, когда Влад, наконец, предложил поехать назад, под предлогом «видимо там что-то серьезное». И мы с облегчением закрутили педали в горку, где и встретились все вместе. Обратно через Тюльгаш промчались на скорости, чтобы больше не вступать в контакты с местным населением. Взобрались на горку и дальше покатили уже по грейдеру. Вообще то к тому времени я уже выработала свою тактику преодоления горок, но эта горка была первой из серии «сейчас умру». То ли я уже настолько устала, толи горки пошли какие то особенные, но все оставшиеся подъемы в тот день мне дались с большим трудом. На каждом я отдыхала по 3-4 раза, и группа была вынуждена меня ждать. Но меня не бросили, и особое спасибо — Владу, который все время был рядом и помогал, как мог.

На ночлег встали на дивной поляне. Там, судя по всему, ПРИБИРАЮТ! Не то, что бумажки не валяется, палки и шесты составлены аккуратно у дерева! Стали располагаться на ночлег. Вася, как и обещал, продемонстрировал нам чудеса установки тента на велосипедах. Почин нам понравился, и мы с радостью повторили то же со своим тентом. Кроме того, в этот раз палатку мы воздвигли на кольях, что позволило нам выбирать место ее установки, вне зависимости от наличия деревьев. Несколько смущал нас приличный уклон местности, но, поскольку мы легли головой к вершине, ночью просто несколько раз пришлось вползать обратно наверх, демонстрируя чудеса передвижения в спальниках (жаль, никто не видел).

3.05.2001

Утром мы довольно-таки быстро собрались, поели, приняли душ и уложили чемоданы. Не помню, вся ли дорога была из щебня, но ехать было довольно-таки трудно. Кроме того, ночью я замерзла, и это давало о себе знать болью в животе. Ехать приходило еще более осторожно, чем обычно, хотя это и не помогало. День был очень жаркий, и мы ехали, раздевшись, кто как мог. Наконец решили встать на привал. Места вокруг были красивые, и мы быстро присмотрели симпатичную полянку. Вот только добраться до нее оказалось непросто — между дорогой и полянкой протекал приличной глубины ручеек. Но разве это препятствие для пяти велоакул? Первым вниз ринулся Влад. Проскочил вроде удачно и крикнул мне, что надо на скорости гнать. Ну, я и поехала… Правую ногу то ли окунула, то ли забрызгала, в общем, промочила. Вася преодолел препятствие без напряга, а Сауле и Саша перешли вброд.

На полянке развели костер, но видимо ветерок решил, что огня маловато и затеял небольшой пожар. Мы решили, что огня, все-таки достаточно и пресекли эту его гнусную попытку на корню. Попив чаю, мы двинулись обратно на дорогу. Саша как пионер пошел искать новых путей, а мы вернулись к тому же месту, где перебирались накануне. Вдохновленная своими предыдущими успехами, я бросилась в пучину с тем же рвением, но… видимо, перестаралась. В общем, картина называлась «Купание черного велосипеда». Я стояла по колено в воде и доставала из реки своего коня вместе с грузом, а Вася приговаривал: «С пятого раза получится». Погода была отличная, и я решила, что обсохну на ходу. Правда, как выяснилось к вечеру, нам довелось не только обсохнуть, но и прилично обгореть под легким весенним солнышком.

Дорога пошла из рук вон. Но я, на удивление себе передвигалась и по такой прелести. Не знаю, сколько это продолжалось, но измоталась я изрядно. Думаю, не я одна. Влад тем временем успевал прокатиться (именно прокатиться) и по лесу рядом с дорогой, и по самой дороге. И вот, когда до конца мучений оставалась какая-то пара сотен метров, когда уже виднелся впереди асфальт, подкосились ноги моего коня… на каком-то из камней колесо пошло юзом и я рухнула на щебень голыми коленками… Уййяя-а-а-а!!! До этой минуты я считала, что мой железный конь, все же крепче меня, но… я только ободрала кожу на ноге, а у него отломился тормоз (с мясом вырвало хомутик). Когда я подняла голову, Вася уже шел пешком в моем направлении, с инструментами в руках. Зна-а-ает, что просто так не падают. Он ампутировал мне передний тормоз и переставил хомутик с него на задний. Вот так и поехала — на одном тормозе.

Дорога, которая издалека казалась асфальтовой, оказалась миражом, — это был всего лишь хорошо уезженный песок. Ехать стало, правда, немного легче, но все равно уже хотелось познать радости езды по асфальту. Впереди всех ехал Александр. Через какое-то время, взобравшись на очередную горку, он просигналил нам «тревогу», но опасности мы никакой не заметили, а он стал сигналить еще и еще. Наконец, по радостному раскачиванию его силуэта в седле, мы поняли, что сия песня клаксона означает начало асфальтовой дороги! Спустя пару минут Александра мы обогнали, — он остановился и вдохновенно записывал в свой путевой блокнот что-то о начале нового светлого этапа нашей походной жизни. Мы тоже оживились на хорошем покрытии, и наша скорость заметно возросла. Но… недолог был его полет… буквально через один километр под колесами снова появились знакомые булыжники. :((( А еще через несколько километров мы узнали и природу возникновения на асфальте столь живописной каменной россыпи. Оказывается, есть замечательный способ уничтожения небольших выбоин на асфальте среднего качества. Берется участок дороги длиной метров двадцать, на котором имеется несколько колдобин средних размеров (диаметром до 0,7 метра). В начале каждого такого участка насыпается горка щебня (средний диаметр камней около 7 см), и эта каменная масса размазывается по заданному участку дороги. Результат — ни выбоин, ни проезжего участка дороги. Нет дороги — нет проблем! И вот таким замечательным способом можно уничтожить до 5 км дорожного покрытия в день, чем и занимаются в рабочее время Нязепетровцы (кстати, на классном оборудовании).

Незадолго перед городом Нязепетровском делаем привал. Мужчины чего-то чинят, а мы с Сауле, расстелив на траве пенки, напрягаем свои познания в ботанике, подсчитывая лепестки у подснежников, в изобилии растущих вокруг. Нас уже давно мучают сомнения — а Подснежники ли это вообще? (До сих пор никто из нас не встречался с подобным количеством этих редких цветов). В общем, выяснилось, что у этих цветов встречается по 8 и по 9 лепестков, а также некоторые различия в окраске. В конце концов, мы решили засушить пару цветочков и уже дома выяснить, что же это за растения.

И вот, перед нами показалась парадная табличка с надписью «Нязепетровск». Дыхание сперло, честное слово! Мы так много о нем говорили, да и название такое торжественное! И что же выясняется? Перед нами расстилается больша-а-а-ая такая деревня! Правда, вполне логичная с точки зрения заурядного градостроителя. При помощи местных жителей нашли мы там аптеку, где решили кое-чем прикупиться в плане лекарств и средств гигиены. В помещении аптеки нами было обнаружено зеркало внушительных размеров, и мы доставили немало удовольствия персоналу и посетителям, рассматривая свои отражения. Купили кое-какие лекарства, кроме того, Сауле и Влад приобрели себе по тюбику гигиенической помады, а все прочие отныне регулярно становились свидетелями сцены «Влад и помада». Вот, скоро фотки напечатаем… Кроме того, купили курицы для вечернего плова, и огурчиков, и хлеба, и… чего только еще не купили.

Отъехав несколько километров от города, свернули на ночлег налево от дороги. Там тоже пришлось перебираться через ручей, и я окончательно забыла, что такое ходить с сухими ногами. Место выбирали долго, как будто ягоды собирали — только присядем на одном месте, как тут же находится другое — получше прежнего. Наконец, место выбрали, и стали устраиваться. Пока Вася занялся приготовлением плова, быстренько соорудили бутерброды для перекуса. Потом мы с Сауле спустились к ручью умыться. Вот тут меня и постиг окончательный крах. Вымыв ноги и одев чистые, теплые, а главное — сухие носки, я надела сапоги и уже ловила кайф от ощущения сухости ног, но, дурная голова и все такое… В общем, мне еще захотелось кроссовки постирать… Переступив ногами посреди ручья, я плавно ушла одной ногой поглубже, и набрала в сапог воды (как будто котелка мало). Правда голову у костра оставила не я одна — вскоре Сауле обнаружила, что отправила в плаванье мыло (вот уж бобрам радости было…). С тех пор семейство Клеиных не мылось… (шутка).

М-м-м-м… плов у Васи получился замечательный, а вот нязепетровское вино, к сожалению подкачало… На ночлег мы остановились поздновато, а посему темнота нас застала еще за ужином. Там же нас застала и усталость. К тому же за день солнце нас пропекло так, что всем пришлось обильно натираться кремами, а у Сауле места ожогов даже припухли. В общем, по палаткам мы разбрелись быстро, и сон был неспокоен.

4.05.2001.

Утро было каким-то размазанным. Собирались долго, готовить еду не хотелось. Думали обойтись бутербродами и остатками плова, но вспомнили, что Саша не ест мяса и прочей мертвой протоплазмы, поэтому все же обошлись остатками плова и бутербродами, но, мучимые совестью. С утра места ожогов распухли у меня. К костру подходить вообще не могла, — больно было. Остальные или чувствовали себя сносно, или не жаловались.

Особо дорога в этот день не запомнилась. Помню смешной перекус перед самым В.Уфалеем прямо на асфальте справа от основной дороги. Хотелось в городе поесть в какой-нибудь цивильной столовой, а перекус устроили, чтобы не пасть голодной смертью, не доехав до заветной пищи.

В.Уфалей на въезде сильно напоминал Нязепетровск, но, прокатившись по нему немного, мы поняли, что он все-таки побольше и поцивильнее. Быстро нашлись мальчишки на велосипедах, которые с удовольствием нам показали дорогу до столовой. Там же в центре города произошла замечательная история. Сцена такая: пять велосипедистов, из них трое мужчин и двое девушек (заметьте — девушек меньше). Подходит к нашей компании молодой человек, и спрашивает: «Что, девчонки, из Китая едете?», (немая сцена). Там же нами была замечена чудесная бабуся на дорожном велосипеде системы «Кама».

В столовую нам любезно разрешили закатиться вместе с велосипедами, что мы и сделали. Меню не блистало разнообразием, и вообще ничем не блистало. Собственно мы все ели одно и то же блюдо под названием «Чего дали». Но желудки мы набили основательно и остались довольны. После еды мы еще покатались по городу, добывая себе пищу на вечер.

Выехав из города, решили заехать на знаменитый Уфалейский карьер. На подступах к карьеру нас стали преследовать крупнотоннажные автомобили системы Белаз. Они деловито сновали от карьера и обратно, поднимая тучи пыли (хорошо, что время было уже не рабочее и их было немного). Сам карьер нас впечатлил своими грандиозными размерами и огромные Белазы, которые так сотрясали землю, проезжая мимо нас, просто терялись в его глубине.

Немного полюбовавшись на этот кратер, мы двинулись в дальнейший путь. Окрестности были просто погребены под слоем тонкой глиняной пыли, которую, очевидно вывозили из карьера на своих колесах грузовики. Они же поднимали всю эту пыль в воздух, проезжая мимо нас и видимость при этом надолго падала практически до нуля. Наконец, мы свернули с этой жуткой дороги налево и вздохнули с облегчением. Ехать стало спокойно, дышалось хорошо, а нас с Владом, буквально понесло вперед. Подъемы стали чередоваться с крутыми и очень крутыми подъемами. Уже по логике должен был показаться спуск, но его все не было. И вот, наконец, рули наклонились вниз, а скорость заметно возросла. Что это был за спуск! Лучший спуск за всю мою недавно начавшуюся веложизнь! Впрочем, совсем скоро я уже стала недоумевать, по поводу его длины — мне казалось, что такое счастье не могло быть долгим, но оно все длилось…

В самом начале спуска я не успела оголить фотоаппарат, а оттуда открывался интереснейший вид на озеро. Спустившись же к берегу, я была сильно разочарована — ей богу, на Шарташе не хуже и не лучше — такой же плоский берег и тоска на горизонте. К тому же многочисленные любители природы, которые бывали здесь до нас, явно не затрудняли себя уборкой мусора. И с этого места для меня началось возвращение в цивилизацию. Пейзаж стал серым, солнышко спряталось, а на обочинах, в лесу и повсюду виднелись следы пребывания Homo Sapiens, в виде куч мусора.

Мы немного потоптались на берегу и двинулись в путь, начав уже присматривать место для ночлега. Вокруг нас был лес, не предвещавший нам совершенно ничего хорошего — там, где не было болотины, — стояла высокая трава, обещавшая нам многочисленные встречи с клещами. Состояние никакое, плавно переходящее в сильную усталость. На последнюю горку, вроде бы не крутую, мы с Сауле забирались уже пешком. Вася ехал впереди, подыскивая место для ночлега, за ним Саша, а Влад не бросал нас и поддерживал, как мог. Не знаю, что меня так измотало, — еще час назад я чувствовала себя так, будто могу проехать земной шар еще дважды.

Все понимали, что на ночлег вставать давно пора, тем более небо затянуло тучками, и стало как-то совсем мрачно. Но, нам, уже избалованным красивыми пейзажами, чистыми речками и прозрачными лесами не хотелось лезть ни в болото справа, ни в клещовник слева. Наконец, Вася бросил на обочине свой байк, и ломанулся на поиски жилья по просеке налево. Все уже понимали, что, хоть и не хочется останавливаться здесь, дальше упираться уже нельзя. Пока наш разведчик договаривался в кустах с клещами, мы паслись на обочине, отмахиваясь хвостами от комаров. Когда Василий вернулся, общим советом решили больше ничего не искать, — остановится здесь. Вода была, хоть и далековато, зато дров полно. Пока въезжали в лес, Вася еще успел пару раз эффектно щелкнуть супругу для детей и истории. Полянки как таковой не было, расположились прямо среди деревьев. Я не отразила, как вообще разбили лагерь и стали готовить еду. Палатка в этот раз встала без моего участия и очень быстро (научились Влад с Сашей). Чем я вообще занималась, не помню. Я и за ужином сидела никакая от усталости — просто в анабиоз впала.

Назавтра решили встать пораньше и, возможно, последний самый мерзкий участок до города проделать на электричке. Заснуть в ту ночь мне еще долго не пришлось — Влад, чуя скорое расставание, решил срочно обсудить со мной все оставшиеся мировые проблемы. Поскольку я к тому времени уже пришла в себя, то проблемы обсуждала с не меньшим энтузиазмом. Попутно мы отсчитывали оставшиеся до подъема часы, и когда их осталось пять, я сдалась, и заснула.

5.05.2001.

Утром собирались быстро и споро. Выехав на трассу, мы с Сауле покатились вперед. Проехав буквально километр, увидели разделительный знак «Свердловская область — Челябинская область», от которого в соответствующих направлениях вели стрелки, и прямо на этом самом месте дорога из сухой плавно переходила в мокрую.

Оставшуюся часть похода мы приятно провели под кратковременными дождями. У нас с Владом побаливали колени (сказался все-таки недостаток передач), но вскоре у меня это явление прошло, а Владу пришлось мазюкать их мазюкой. В Полдневой прикупились в киоске фруктами и минералкой. Небушко над нами нерадостно мрачнело, и я справилась у аборигена, какая погода здесь стояла в праздники. Дедуся ответил, что такая и стояла, а я подумала то же самое и про родной город, но как потом выяснилось, ошиблась.

До Полевского доехали без приключений. Явление, которое запомнилось в городе — мальчик (от силы лет 10) на велосипеде ездивший по дороге. На раме у него, свесив ручонки через руль, сидела такая кроха! Ну, года полтора — два. А мы нашли в городке кафе, закупились пирожками и плюшками и поехали искать место, где бы все это съесть.

Выехав из города, на подъеме Александр укатил вперед, и поэтому мы миновали пару замечательных полянок. Зато на вершине он нас дождался и вперед поехал Вася, за ним Сауле, потом я, а за мной Влад и Саша. Вася высматривал место для перекуса и немного оторвался вперед. В какой-то момент я заметила слева поляну, специально оборудованную для отдыха. Естественно, заметили ее и остальные, но Сауле почему-то решила, что Василий не собирается останавливаться, и когда тот оглянулся, махнула налево рукой. Видимо, слишком сильно махнула, потому что в следующий момент она уже распласталась на дороге. Я, со своим одним тормозом едва успела ее объехать. Сразу уложила велосипед на обочине и вернулась к ней. Сауле была цела и уже на ногах, а сзади надвигался грозной тучей Василий. Не знаю, какая это у него степень ярости, но Сауле уже втянула голову в плечи и едва не ревела от смеси досады, обиды и боли. Вася про-го-во-рил что-то, вроде: «Не умеешь ездить — нечего руками махать», взял ее велосипед и повел через дорогу. Все подавленно молчали. Рану на локте смазали йодом, других серьезных повреждений не было. Мы расстелили на траве пенки и молча съели свои плюшки. Каждый понимал, что это сказывается накопившаяся усталость, но времени на хороший отдых не было — домой нужно вернуться вовремя.

Дождь стал лить, не переставая, а дорога стала напряженнее. К тому же пейзаж стал уныл и не радовал нас ни горками, ни спусками. Мы поехали колонной по одному и утратили возможность разговаривать друг с другом. Чтобы совсем уже не заскучать, я стала вспоминать все самые любимые свои песни, и изливать их наружу в доступном мне диапазоне. Физической усталости не чувствовала, в голове болталась какая-то муть, а ехалось как-то механически. Видимо не стоит при таких обстоятельствах садиться на колесо, но мне, чтобы это понять, пришлось испытать на себе примерно следующее: Я сижу на колесе у Влада. Ветер, дождь, оживленная трасса, покрытие мокрое и скользкое, велосипед — шоссейник с гладкими как зеркало ободами, тормоз только один, скорость примерно 18 км/ч. Представили? Далее происходит следующее, — Влада сносит на обочину, скорость падает — я, соответственно, затормозить не успеваю и иду на обгон, но Влад тут же возвращается на асфальт и… большие рюкзаки на багажниках не способствуют хорошей маневренности. Результат — я лежу на асфальте и мне очень больно (((. Упала я неудачно, — сильно ушибла правое колено и первое время крутила педали одной ногой.

Доехали до Горного Щита. Вот и расставание. Мы с Александром едем через Арамиль на Компрессорный, а Сауле, Василий и Владислав через Совхозный в Юго-Западный район. Походный километраж уже слегка превышен, а впереди еще около 20 километров дороги домой. Прощалась не без грусти, — хороший был поход, и компания отличная. До дома доехали без приключений, колено постепенно перестало ныть, физической усталости я так и не почувствовала — могла ехать еще и еще.

Остается только добавить, что ночью, встав к ребенку, обнаружила подмышкой впившегося клеща. Прививка у меня была поставлена, и инцидент прошел без последствий.

Граждане! Прививайтесь от клещевого Энцефалита!

Ольга Легкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *