Второй отчет про Оленьи ручьи

Все события, описанные в данном отчете, основаны на нереальных событиях, любые совпадения имен и характеров допущены умышленно, любое копирование в коммерческих целях преследуется по закону… Ома.

23.08.2002 4:20 Тихая Уральская ночь. Черная клякса неба с яркими вкраплениями звезд нависла над мирно спящим городом. По улицам проезжают редкие авто, ветер одиноко ворошит деревья. Туман медленно уползает во всевозможные щели до будущей ночи.

4:23. Это великолепие прерывает резкий и пронзительный звон будильника — самой скандальной сволочи во вселенной. Так начинается день новых впечатлений.

Михаил СемейкинСбор на Ж/Д вокзале прошел без каких-либо эксцессов за исключением прокола у Вадима и сломанного насоса у Толика, все приехали вовремя (это даже странно), проводить нас приехал Михаил Семейкин (одного не пойму, на кой он так рано вставал?). Погрузка в Электрон и вот мы уже выдвигаемся в сторону станции Дружинино. Полупустые вагоны располагают к беготне, громкому смеху и еще заклейке проколотых колес . Уж кому-кому, а Вадиму Савиных в этом отношении особенно повезло. В поездке был встречен рассвет, он оказался неназойливым попутчиком, протекал быстро и незаметно, зато очень красиво я вам скажу. В тумане призрачный лес казался нереальным. Полтора часа и вот мы уже вылазим на благословенную землю. Блестит от утренней росы трава, солнце освещает наш путь.

Ну что ж пристегнули ремни и вперед, потекли километры под колесами байков. Естественно, что группа велосипедистов это большая помеха на дороге, особенно такая неорганизованная, как наша. И снова прокол колеса, догадайтесь у кого? Эх, дорога-дорога ты коварна, словно жаждущая женщина, но и мы не тапочки едим. Развилка на Нижние Серги — минутный привал, поворот направо в горку, вот тут то и оказалось, что у наших новичков не все в порядке с умением пользоваться передачами. Начались уроки мастерства. Еще пяток километров опять привал, но теперь уже основательный с легким завтраком, регулировкой велосипедов, собиранием редких уже ягод. Короткие сборы, теперь до самых «Серег» без остановок. Еловый лес, узкая виляющая нитка дороги, облака, тяжелый рюкзак за спиной, скрип велосипеда, асфальтовые выбоины, тяжелое дыхание сидящего сзади на колесе, подъем в гору, пот, стекающий по вискам. Наконец, стела с гордо поднявшим голову оленем и надписью «Нижние Серги».

орожный каток, укатывающий эту самую обочину, ОБЪЕЗЖАЕТВъезд в город — это резкий спуск, на котором мы умудрились залезть в самую настоящую пробку, а госпожа Иванова смело бросилась в обгон под колеса «десятки». Жигуленок испугался и резко затормозив, заверещал вслед Ирине что-то нечленораздельное. После инцидента возникшая было пробка странным образом рассосалась.

Представьте себе возбужденное стадо коз, носящихся от одного травяного места на другое, и вы поймете, что мы делали целый час на городском базаре. Вы любите поесть? … а мы любим, поэтому добро пожаловать в столовую. Приятного так скать аппетита. Да! Забыл рассказать про народ, окружавший нас во время передвижения по городу и проявлявших к нашим персонам нездоровый интерес. Пока я сидел в охране имущества, обыватели с глуповато-добродушной с легкой издевкой (типа: ну и дураки вы) и улыбкой подходили и спрашивали: откуда вы такие и куда, а нафиг вам это надо и т.д. и т.п.

Наевшийся народ с неохотой разбирал свои байки.

Тропка шириной с игольное ушкоДалее был поход в магазин, где госпожу Иванову пригвоздила к прилавку проблема выбора изысканного вина к ужину. Конфеты, шоколад, вино, огромное количество хлеба, жевательная резинка — хорошее подспорье для тушенки и крупы.

Есть у нас в компании:

Дядя Толя Одессит —
Где поспит, там и поссит (это плоская шутка).
Да простит Анатолий эту частушку — навеяна она его же шутками по поводу промокшей под дождем — и сверху, и снизу — палатки.

узкие длинные мостки без перилИ стал он нас пугать жутким подъемом, на котором якобы мы все умрем и не воскреснем. Да так и не запугал, а как хотелось… Забрались в него все! Можно сказать, что, наконец, состоялось боевое крещение Юлии Герасимович, она мужественно вытерпела всю горку до самого верха. !!МОЛОДЕЦ!! Спуск отличался разнообразием: летающими соками, прыгающими велосипедами, поставленными скоростными рекордами, легким матом, снова сиганиями под колеса КАМАЗа во имя спасения пакета витамина «С». В общем, уныло, как всегда. Очередные километры позади, группа разбивается на отрыв и пелетон. Прокол — как сегодня «везет» Вадиму, кто бы мог подумать. А пока, вся женская половина валяется на обочине в состоянии полнейшей прострации, задумчивые мужчины с надеждой оглядываются в дорожную даль (мы еще не знали, что Вадим прокололся), дорожный каток, укатывающий эту самую обочину, ОБЪЕЗЖАЕТ сей «натюрморт» под дружные аплодисменты.

Последний рывок и вот она — долгожданная обочина. Начинается самый смак — езда по проселочным дорогам, тропинкам и собственно целине. Через полчаса подъезжаем к красно-белому шлагбауму, на котором черным по белому написано: вход в парк (да, да, именно парк, а я-то дурак думал, что это пара ручейков сливаются в этом самом месте и олени там стадами ходят на предмет попить) стоит 10 рублей с человека — и это за то, чтобы стоптать свои ноги об их тропинки, рвать дорогостоящую обувь о выступающие корни, портить свое здоровье в дожде — да это они нам приплачивать должны за посещение парка . Пришлось нам таки оформлять билет, и вот Василий Сусанин ведет нас к хорошо оборудованной тропе, через пять минут движения по лесу начинаю ощущать себя фрицем в болоте: Возвращаемся на дорогу и, наконец, находим пресловутую тропу, которая на деле оказывается полосой, состоящей из мелко надробленных камушков и наваленной сквозь лес. Начинается легкий экстрим: спуск длиной около километра узкий и извилистый в отдельных местах до того, что колеса сносит в юз. Резкий вылет на поляну и………………. обрыв, еле успеваю затормозить, благо там растут всякие кустики, в которых можно благополучно запутаться, если очень припечет. Сползаю со своего «коня» и ору едущим сзади: типа тормозите или за кольцо парашютное дергайте. Бэйсеров среди нас нет, поэтому прыгать никто не решился. Рядом с обрывом обнаружилось костровище, столы, скамьи и местная достопримечательность — «дом неизвестного архитектора», в простонародье — сортир. Отдых в течение получаса, поуничтожали Лёнины казинаки.

Снова экстрим, но уже другого характера. Тропка шириной с игольное ушко, с одной стороны отвесная стена, с другой — крутоярый склон в речку, резкие подъемы и спуски, узкие длинные мостки без перил!! и с перилами, прогибающиеся доски под колесами. Велосипеды кажутся на 20-30 килограмм тяжелее, чем в начале этой эпопеи. Постоянное напряжение, как физическое, так и психологическое. На этот раз не повезло госпоже Ивановой: вскрик и шуршание травы вперемешку со скрежетом велосипеда. Ну нет в жизни счастья, как ни крутись .

Нашли неизвестную пещерку и табличку к ней «Осторожно!! идут раскопки!», подивились сему факту и потащили велосипеды наверх. Заметили местную аборигеншу, естессно пристали к ней с вопросами, чего нашли и нашли ли вообще. На что она злобно огрызнулась, идите вы все туда, где лежали. Потом все же выяснилось, что в яме той найдены были кости, толи обглоданные, толи закопанные и забытые предыдущими туристами.

Дошли, наконец, до Дырявого камняДошли, наконец, до «Дырявого камня» (вроде так называется). Юлька начала объяснять про скалу, которая по форме напоминает голову лошади. Ну не вижу я в упор эту кобылу, только дырка там, дырка сям. Ух, каменюка мерзкая. Первое совещание по поводу устройства лагеря. Решили ехать дальше.

Проехали всего триста метров, как внезапно новая напасть — а моста-то нема, снесло его беднягу 4 мая сего года перевозбудившимся потоком. Пришлось сымать портки и топать по камушкам до противоположного берега — это метров 20. Ничего, потерпели немного, да поостыли в холодной воде, но перетащили имущество на противоположный берег, за нами выскочила группа молодежи и с удвоенной энергией стала переправляться, подбежали к нам и ну просить водки (я конечно понимаю, на халяву и уксус сладкий): типа у них девушка искупалась в воде, и они теперь ее растереть хотят. Знаю я ваши растирания тонкослойным методом (это крайне экономичный и многоцелевой прием. Суть — залпом и без закуски выпивается грамм 50 водки. Энергичный выдох на обрабатываемую поверхность с последующим воздействием руками либо мягкой ветошью).

В общем, добрались мы, наконец, до места ночевки, разбили лагерь — 5 палаток в сумме получилось. Встали в красивом местечке: вокруг сосны да елочки, трава в человеческий рост, в пятидесяти метрах «Митькин ручей» журчит по камням прозрачным потоком, симпатичная горушка с тропинкой на самый верх и в довершении всего кристально чистый воздух. Развели костерок, ужин сготовили, уставшие все (по моему компьютеру от дома накат получился около 70 километров) разлеглись, наевшись, потекли неторопливые разговоры о том, о сем.

Пример:
Резко обрывается очередной монолог. Тишина секунд двадцать, голос:
— А давайте над чем-нибудь посмеемся?
Снова тишина, другой голос:
— Вон Ивановы идут — ха-ха-ха!
Общий хохот.

Так подошел к концу первый день путешествия.

 

24.08.2002 7:24 Привет, второй день. Хмурые тучи над головой мелкий дождь, ничего и не из такого … выбирались. Утренний чай, народ потихоньку выбирается из палаток. Постепенно выясняется, что ночь была веселой, поскольку дружный храп, доносящийся из трех палаток, разогнал из ближайших окрестностей всех оленей, и они стадами полетели на юг. Обильный завтрак. Разбились на две группы для посещения местных достопримечательностей.

Пещера Дружба - темный провал входаПещера «Дружба» — темный провал входа, словно разверзнутая пасть неведомого чудовища, с обломанными за несколько веков зубами, из которой веет замогильным холодом. Справа табличка «Здесь трагически погиб Латышев Алексей». Включили фонарики, тьма пещеры сразу отступила, раздался веселый гомон. Гроты и гротики, ответвления, узкие боковые ходы, ведущие во тьму, которую не берет даже велосипедный CatEye, расщелины, уводящие глубоко вниз, скользкие стены, блестящая на потолке, словно серебро, сконденсировавшаяся влага, летучие мыши почти невидимые и неслышимые, колодец, в котором зимой погиб турист. Холодное пиво и журчание подземного ручья. Красота, которую можно только почувствовать, но не описать словами. Выходим наружу, словно попадаем в баню — настолько жарко и душно, что поначалу слегка задыхаешься.

Далее переезд до Большого Карстового провалаДалее переезд до «Большого Карстового провала». Еще более красивое место. Отвесные стены, высотой с девятиэтажный дом, покрытые мхом, лежащие вповалку столетние стволы, дождь, лужи, скользкие деревянные лестницы, вязкая глина, толща земли над головой, пар от дыхания. Начинаешь понимать всю мощь Земли-матушки.

Промокшие, мы возвращаемся в лагерь. После обеда на осмотр отправляется вторая группа. В лагере тем временем срочная натяжка тентов, пошел сильный дождь. Приехал Влад Минеев, все обрадовались. Через пару часов вторая группа возвращается еще более промокшая, но счастливые лица говорят о неземной радости от посещения «святых» мест.

Начинается приготовление ужина под проливным дождем, постоянно обрывает тент над головой, происходит легкая рокировка с раздвоением костра, перенатягиваются тенты. Ужин. Темнеет небо, невидимое солнышко отправляется баиньки, народ, наконец, обсушился, и жизнь снова показалась приятной. Потекли неторопливые беседы за одним костром в основном о компьютерах и о том, как их быстрее сломать, а другой костер предпочел беседы ни о чем. Около 24:00 все потянулись к мокрым палаткам и спальникам. Закончился второй день.

 

25.08.2002 7:45 Доброе утро, олени с ручьями! Все, сегодня мы уезжаем домой. Василий съездил проверить брод. Заверил, что все не так страшно, как кажется. Ему мало кто поверил. Завтрак. Начинаем собирать рюкзаки. Нашлось бездомное полотенце. Его приютил добрый Дядя Толя (в миру Анатолий Крашенинников). Разобрали остатки еды. Наконец свернули палатки, запаковали тенты. По коням!

Промокшими добираемся до ст. БажуковоВлад с Анатолием остаются, чтобы поехать другой дорогой, а мы же к переправе. Перетаскивание велосипедов и вещей проходит быстро, но без лишней суеты, что говорит о начинающем складываться профессионализме и сплоченности команды. Все друг другу помогают. Переоделись в сухое, дальше путь лежит через «Дыроватый камень», но не по лестнице, а по чуть заметной тропке, уходящей влево. Проехали мимо Вековых лиственниц, кои считаются государственным достоянием. У Алексея зажевало в трещотку крепежную резинку — получился «глухарь». Переправляемся через узкий навесной мост, скользко, идет мелкий дождь. Промокшими добираемся до ст. Бажуково — это там, где вход в парк. Выясняем, что поезд приходит через полтора часа и тут наша команда разбивается на два лагеря: одни хотят ехать до Дружинино своим ходом, другие поездом. Мнения меняются со скоростью звука, снова отличается госпожа Иванова (проблема выбора нас погубит ). После долгих споров одна половина уезжает (лично мое мнение: есть у нас Василий — он старший, как он скажет, так и будет).

Оставшиеся, мы дожидаемся поезда над быстро составленным костерком, поедаем рыбные консервы. Время пролетает незаметно. Поезд — два вагона да тепловоз, приехал вовремя, впереди нас ожидало полтора часа сна.

ДружининоДружинино. Что мы видим: Дядя Толя и Влад как раз успевают к электричке на славный град Екатеринбург. Одной большой компанией мы усаживаемся в электрон, берем с собой пиво и под веселый стук колес с тушеночкой перемываем косточки уехавшим, строим прогнозы. Ольга Легкова, как молодой сайгак, прыгает по вагону в одних носках, народ как-то непонятливо на нас оглядывается, а нам на них абсолютно пофигу. Как обычно, из тамбура устраивается общественный клозет. Электричка вползает в родной город. Вот мы и дома. Последний рывок и горячий душ с ужином и собственной постелью.

Несколько позже узнаю, что уехавшая своим ходом группа потихоньку доковыляла до Дружинино, по дороге, у Сергея Ударцева, загадочным образом из рамы выпал задний суппер [переключатель скоростей] и попал в колесо, его отремонтировали, но переключаться он не собирался. Доехали они нормально.

Вот и молодцы.

Кто читал — тот молодец,
А кто слушал — тем абзац.

 

Валентин Никитин

По всем вопросам обращаться по адресу _marauder_@mail.ru

 

Все претензии принимаются в ООН

 

Фотографии — Сергей Ударцев

 


 

Другие ресурсы про этот ПВД

В.Клеин Оленьи ручьи

А.Иванов, И.Целищева Оленьи экстримчики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *