Романтика снегов и горок

О: Поход начался с того, что мы толком не рассчитали время до электрички. Влад сказал, что мы должны подъехать к его дому в 7.40. Мы, конечно, опоздали минут на пять. Кроме того, мы до конца не осознали, что электричка отправляется в 8.47, и поэтому когда все в конце концов собрались у тоннеля (это случилось минут за восемь до отправления), пришлось быстро двигаться до перрона и быстро грузиться. При этом было очень странно, что как только мы загрузили последнюю сумку, поезд тронулся. Резюме: надо было выезжать пораньше.

Долго пристраивали велики, так как электричка была уже прилично заполнена (в основном, лыжниками). В результате пришлось разделиться — мы с Сауле остались в одном (очень холодном и полном солдат вагоне), а остальные трое — рядом с великами в теплом вагоне. Сауле веселила меня тем, что предполагала, кто это с нами едет — рота солдат или взвод. В конце концов, сделала вывод, что это — батальон. Когда же позже мы подтянулись к своим (лыжники к тому времени успели вытрястись), то она сообщила всей группе, что в нашем вагоне ехала целая дивизия!

До Шали добирались 3 часаC: До Шали добирались 3 часа, за это время успели поговорить, поесть, подремать. Время прошло как-то удивительно быстро. И вот наконец за минуту до выхода из электрички глазастая Легкова вдруг замечает сдутую покрышку переднего колеса на моем велике. Почему так не везет, за что?! Ну вот и началось путешествие с ремонта. Спасибо Леше Евсееву и Владу Минееву, у них нашлась заплатка, сделали колесо как надо, и больше оно меня не беспокоило. Я вспомнила, что на вокзале, когда мы поднимались на платформу по лестнице, вернее по пандусам, почувствовала, что переднее колесо за что-то будто зацепилось. Так что впредь надо осторожней или тащить велик под мышкой.

В результате выехали с шалинского вокзала довольно поздно — в 12.30.

До Шали добирались 3 часаСтанция Шали встретила нас снежными сугробами, но дорога более-менее чищена. О: Тут и там бродили местные жители. Все, как один, хорошо датые, а потому на одно лицо. Группа из трех потрепанных мужиков с авоськами встретилась посреди дороги со своими двумя товарищами. Был такой диалог: «Б…, в гробу я видел такой тур!». Речь шла о том, что эта группа была заслана найти в каком-то отдаленном магазине водки, но вместо этого нашла что-то другое. Потом такие компании встречались часто. И все такие любопытные! «Откуда вы такие взялись?» — интересовались они. И, естественно: «Дай прокатиться!». Вот он, русский народ.

Но худо-бедно из Шали мы выкатились и поехали по широкой и замечательно расчищенной дороге. Снег сильно не доставал.

C: Немного проехав, я почувствовала, что с горки съезжаю как-то пьяно, особенно заднее колесо, и вдруг кувырк на бок. Ну что ж, бывает, подумала и покатила дальше. Молча проехали поселок, сопровождаемые собачьим лаем, который доносился из щелей заборов и дворов. Молчание нарушил Леша, выдав: «…И вот едем мы, обрёханные всеми собаками…». Это нас слегка развеселило и покатили мы веселее.

Дорога с облаками, снегами, пробегающими деревьями — елками и сосенками, а также березками. Хорошо. Свежо. Глазу приятно. И, вдруг опять — кувырк на бок и руль велика на бок. Хорошо, что рядом товарищи, которые никогда не бросят другого товарища в беде. Опять инструменты, совет-консилиум и снова велик готов брать горки, скоростить. Но только спуски опасны для меня. Хотя, умеючи, возможно кто-то другой и смог бы легко съезжать. Но во мне от падений страх крепко засел. Мне сказали, что покрышки у меня совершенно лысые, а именно задняя. И вот как- только взбираешься на горку, причем очень удачно, от предстоящего спуска меня просто кидало в ужас, а руки мертво вцеплялись в руль и тормоза… Вот и урок, надо правильно подбирать покрышки к сезону. Так что нормальные люди, взобравшись на гору, отдыхают на спусках, а у меня наоборот.

О: Да, действительно, для зимы спуски были просто шикарные. Обычно мой компьютер показывал 37 км в час, а с одной горки я спускалась вообще со скоростью 52 км/ч. Вот это было классно! Удивительно, но страха не было, хотя попадались неприятные заснеженные участки, на которых заднее колесо слегка подтаскивало.

Влад сказал, что мы должны в первый день проехать 50 кмПримерно через двадцать километров от начала пути на одном из длинных спусков я вдруг не обнаружила за собой катящихся коллег. Метрах в восьмистах от меня виднелась суетливо перемещающаяся группа людей. Велики побросаны как попало. Смотрелось это ужасно — мне тут же примерещилось, что кто-то явно упал, сломал ногу (не дай бог!) или еще чего, потому как народ выглядел издалека сильно озабоченным. Изнывая от неведения, я подождала минут десять и потащилась обратно в горку. Оказалось, что у Сауле что-то с рулевой и ей там чего-то чинят. Слава Богу, все живы-здоровы.

C: Но в общем и целом, конечно, от прогулки на природе всегда складывается благостное состояние души. Сугробы с голубоватым отливом пушатся и искрят на солнце. Грех было не остановиться в очередной раз, на этот раз попрыгать в сугробы. Что и сделал первым Влад, а за ним и все желающие. Смешно было смотреть, как большие пацаны и девчонки резвятся в сугробах.

О: Смотреть это было, наверное, смешно, но ползать в снегу — еще смешнее. Особенно когда Легкова с Евсеевым устроились в сугробах типа как в креслах и долго друг дружку фоткали. При этом мы почему-то даже не промокли.

Плохо было только то, что всю дорогу мы почти не ели. Остановились на перекусончик, съели по паре бутербродов, и дальше покатили. Лично у меня к концу дня от слабости ноги подкашивались (утро тоже не ознаменовалось плотным завтраком). Резюме — все же надо как-то продумывать этот момент.

Вообще, Влад сказал, что мы должны в первый день проехать 50 км. Собственно, так и произошло. Но дались они не очень просто. Ну, во всяком случае, для нас с Легковой. А Сауле после нескольких падений осмелела и попилила дальше так, что мы ее вообще не видели почти никогда, разве что зеленую точку на горизонте .

Да, еще, проезжая по какой-то деревне, мы заметили, что менталитет местный несколько изменился. Теперь нас не спрашивали, откуда мы. А наоборот: «А куда вы едете?». Любознательная молодежь…

C: ТУТ Я НЕ ПОМНЮ, ЧТО ДАЛЬШЕ БЫЛО. А про дерево кудрявое одинокое на фоне заката зимнего солнца. А дальше дорога, дорога, велик между ног и ветерок в лицо.

Предзакатное солнце я снять, правда, не успелаО: К вечеру стало очень красиво. Предзакатное солнце я снять, правда, не успела, но зато запечатлела кудрявое одинокое дерево на фоне заходящего солнца. Увы, если бы я успела подъехать хотя бы на минуту раньше, кадр был бы просто великолепный.

Когда подошли к концу обещанные пятьдесят километров, уже начинало смеркаться. А Влад все ехал вперед. На очередном спуске я уныло подумала, что ни за что ни в одну горку сегодня больше не поеду… Оказалось, что спуск — последний. Тут должен быть ночлег.

C: Через какое-то время Влад надумал устроить нам ночлег и стал поглядывать в сторону леса. Наконец мы остановились и стали таскать сумки, велики, «по тропе», которую протропил Влад, О: и к которой ногу приложила Легкова. C: Тропа — это снег по самое «не хочу» или «хочу». В общем, кряхтя и чертыхаясь, дошли до полянки. Утоптав кое-как снег под ногами, стали свой скарб разбрасывать. Тут и стемнело. Но наша опытнейшая и надежнейшая Легкова стала сооружать костерок прямо на снегу. Костерок пару раз провалился в снег и гас. Но… это же Легкова. Сильно и размашисто она разгребла снег до самой земли и через несколько минут уже можно стало думать о предстоящем ужине. О: А дальше уже — как обычно: лапша по-флотски, чай, водочка… И здоровый сон. Надо сказать, что ночью никто не замерз.

Утром Влад вылез первым — в семь утра. Однако мы нагло продремали аж до девяти. Пока встали, пока сварили пельмени, пока собрались да вытащили на дорогу шмотки, прошло еще часа два. А электричка должна была прийти в 13.30. Впрочем, мы надеялись, что оставшиеся двадцать с копейками километров мы все же осилим.

После ночевки крутые горки и спуски, так досаждавшие в первый день, исчезли. Дорога не выровнялась, но перевальчики стали длиннее и положе. Потому и ехалось быстрее, с меньшим количеством остановок. Единственное, что сильно мешало — это снег, летящий прямо в лицо. На спусках я вообще ехала почти с закрытыми глазами — из-за слез и снега ничего не было видно.

Ну, а путь в конце пошел очень знакомый, и даже я вспоминала некоторые места, которые мы проезжали летом. Ехали без падений и происшествий. Только Сауле в какой-то момент объявила нам кратковременный бойкот и укатила вдаль. Спустя два часа мы влезли на последнюю крутую горочку и увидели там цистерны Сабика. Через десять минут оказались на вокзале. Пришлось ждать электричку еще почти час. За это время мы с Сауле замерзли, а Леха с Легковой нашли магазин и купили яблоки и сок.

В электричке разместились и стали поедать оставшиеся припасы. Большим успехом пользовался замороженный ананасовый сок. Самое главное, что мы извлекли из этого похода — это четкое планирование продовольствия. Еды мы взяли по минимуму, поэтому почти ничего не пришлось тащить обратно. А голодным никто не был.

Город встретил нас снегом и нечищенными тротуарами. На дорогах тоже делать было нечего — сплошная снежная каша. Ну почему так: где-то в Шале дороги чистят и создают комфорт велосипедистам, а в столице Урала вечно творится такая похабщина?!

В общем, с матом мы доехали до дома и распрощались. Всем спасибо, было клево.

P.S. В общей сложности вместе с дорогой из дома до вокзала и наоборот у меня получилось примерно 93 км (плюс-минус шесть км). Время движения чисто в походе составило 5,5 часов.

 

      ПРИМЕЧАНИЕ

    О.Селезнева, С. Клеин

      Василий Клеин:

    1. Состав группы был определен четко, поэтому была возможность рассчитать продукты и не брать с собой лишнего, что обычно бывает в наших ПВД «присоединяйся, кто хочет».
    2. Проблемы с рулевой колонкой объясняются просто — накануне я поменял вилку на велосипеде Сауле. Вилка была с короткой рулевой трубой, и был придуман способ удлинения рулевой трубы без сварки. Получилось хорошо, но нужен был длинный болт на М6 как элемент, стягивающий всю конструкцию, а его не было. Пришлось поставить болт от эксцентрика передней втулки с родной гайкой в пластмассовой оболочке. Поэтому намертво затянуть всю конструкцию не получалось. Как следствие — сворачивание руля при падении. Зато, учитывая этот опыт, изготовлено несколько комплектов приспособлений для удлинения рулевой трубы, уже более надежных.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *