Восхождение на Эверест, или ПВД с элементами 5 к.с.

Алексей Маркс: «Народ! Снегу в лесу, куда ехать хотели — по самое достоинство!»
Алексей Иванов: «Это смотря у кого какое достоинство!..»

Ирина Иванова (обращаясь к Олегу Саматову): «Хотела бы я посмотреть на твое термобелье, Олег!»
Алексей Иванов: «И это ты говоришь прямо при мне, живом муже!..»

Мое драгоценное здоровье, к сожалению, сильно пошатнулось. Около трех недель я проболел — первую неделю я вообще не выходил из дома, потом только кое-как доезжал до работы и обратно. Грустно было, в общем… Травмировал позвоночник, отпинываясь от стаи собак, потом был еще ряд очень неприятных моментов в плане здоровья — в общем, неохота вспоминать…

p0202_05
p0202_04
p0202_03
p0202_02
p0202_01

Но вот я немного оклемался. Конечно, силы еще пока не те, но худо-бедно кататься уже могу — от слабости уже не шатает. Вот по рассылке «УралЗона» упала весть о том, что Анатолий Крашенинников собирает народ в воскресенье в район Верхнемакарово. Места хорошие, а главное: Анатолий — мировой мужик, просто классный дядька! С ним всегда весело и хорошо. Он никогда не показывает превосходство, хотя имеет все основания для этого (опыт туризма у него просто огромен), он всегда доброжелателен и весел. Вот таким, в моем понимании, и должен быть руководитель. К таким же людям, кстати, относятся, например, Василий Клеин и Игорь Паньков. В общем случае это качества мастеров своего дела и уверенных в себе людей. Хотел бы и я быть таким же!

Утром первое, что я сказал, было: «Фиг бы я встал так рано, если бы не Анатолий!». Но я мужественно превозмог свое дремотное состояние и выгрузил свое чахлое туловище из усыпальницы. Наспех позавтракав, я выскочил из дома, как пробка из бутылки. На улице было тихо и слегка падал снежок. Красота-то какая!

Поскольку сегодня особых скоростей не предвиделось, я оседлал синий «Trek». Навеска у него давно уже умерла, все никак не соберусь заменить. Впрочем, оно и на пользу, дополнительный тренировочный эффект при езде по городу на работу, да еще и деньги экономятся, можно сказать! Добью ее окончательно весной — придется тренироваться в грязное время года, к лету и заменю. Весной я обычно не езжу, но нынче, похоже, придется — потому что квалификационные марафоны 2003 года начнутся очень рано и пройдут в очень сжатые сроки — заявки на участие в Париж-Брест-Париж нужно подать уже в июне. Так что нужно использовать любую возможность потренироваться. Поездка на велосипеде с убитой навеской — это вроде тренировок с отягощением. Помнится, когда я занимался восточными единоборствами, я привязывал к ногам и рукам груз по 2-3 килограмма, потом делал все наравне со всеми. Сказывается на результатах зело благоприятно!

Вот и место сбора. Народ — как на подбор, веселый и душевный. Тут наш предводитель — Анатолий, чета Ивановых, Олег Саматов и еще несколько веселых парней, с которыми я пока не очень хорошо знаком. Подождав джентельменские 15 минут, мы тронулись в путь. Ехать по рыхлому снегу пешеходной дорожки было очень трудно, поэтому сначала Ирина Иванова, потом все остальные, кроме нас с Анатолием, поехали по проезжей части (сачки морковные!!!). Но мы мужественно гребли по сугробам, не поступившись принципами и раздуваясь от гордости…

Оптовый рынок. Я осчастливил тетушку-продавщицу на пять пачек одноразовой лапши. Анатолий, хитро прищурившись, пригрозил сварить ее (лапшу, а не тетеньку) с банкой тушенки. Ну что ж, и не такое видали — на Шунуте в ноябрьские и покруче бывало! Судя по тому, что кушали — так это было примерно 1 пачка лапши на 5 банок тушенки… И до сих пор небо коптим!..

А снег между тем валит, все сильнее и сильнее. Высота свежего снега сантиметров 5-10. Ну да что нам, кабанам, пьем да хрюкаем! Выруливаем на дорогу мимо танкового полигона. Снег разбит танками и грузовыми машинами. Становится грустно. Едем медленно и печально… Народ начинает падать. Снег плотным потоком летит в морду лица. Хорошо хоть, что тепло, а то снег был бы жестким и больно бил бы по глазам. А так — просто налипает на ресницы и брови. Легче идти пешком, чем ехать. Спина от тряски на кочках начинает сильно болеть. Сильно нажимать на педали не получается. Ну и ладно!

После поворота на полигон ехать становится резко легче. Олег Саматов вырывается вперед, и так и несется до самого Шиловского кордона. Молодец, однако!

После Шиловского кордона начинается чудесная асфальтированная дорожка до Вернемакарово. По причине обилия снега машин очень мало — помните, «редкая птица долетит до середины Днепра»? Долетела — значит, редкая! Все же машины ездят, раз в 15 минут. Они нам дорожку топчут. Всегда бы так!

Вот мы с Олегом Саматовым выскакиваем на горку перед железной дорогой. Он решает подождать народ тут, я спускаюсь разведать насчет дорожки налево, по которой хотел ехать Анатолий. Вокруг белое безмолвие — ни машин, ни поездов, ни байкеров — только снег шуршит по куртке. Можно, конечно, углубиться в лес — но тогда это будет велопоход с усложняющим фактором: наличием велосипеда. Немногие вернутся с поля…

Что-то давно никого нет — не поехать ли обратно (а то меня забудут прямо здесь…)? Оказывается, весь народ стоит на горке и оживленно дискутирует — кто виноват и что делать? Желающих ломиться по сугробам не нашлось, решаем прямо тут остановиться и пообедать.

Почтив своим присутствием какую-то помойку, мы бросили свои кости на ближайшей полянке. Ирина стала рыть яму для костра (понятное дело, не там, где нужно), а мы поскакали за дровами. Дров, как водится, принесли раза в три больше, чем нужно. Потом натянули тросик, и повесили на него котелки. Попутно Анатолий потчевал нас историями о том, как они ловили акул, хариусов и тайменей на Кавказе и Байкале. Рассказывал он и о том, как им по два раза на дню попадались медведи. И своими ужасами так запугал бедную Ирину, что она боялась отойти от костра… :-)

Потом, когда народ уже не мог стоять прямо (пузо перевешивало), не говоря уж о том, чтобы согнуться, мы решили наконец-то проявить благоразумие и отчалить в обратный путь — а то вдруг кто-нибудь лопнет! При виде семерых диких людей, выгребающих из леса по пояс в снегу, и к тому же навьюченных диковинными велосипедами, водитель проезжавшего мимо «Москвича» сделал глаза диаметром 26 дюймов и чуть не проглотил руль. Да, зрелище действительно не для слабонервных…

Оказалось, что, пока мы тешили свои пуза явствами, снегу нападало еще сантиметров пять. Когда я ехал по обочине, колесо было в снегу чуть ли не по оси, но снег легко прорезался. Рыхлый снег с колес летел чуть ли не на метр вверх — красота! Белый снежок, не изгаженный машинами. Жаль, что скоро на дорогах будет чудовищно грязно… И как жаль, что я не могу спокойно относиться к грязи…

Лихо и весело мы доплюхались до Горного Щита. Там я проскочил поворот налево, и, не сбавляя темпа, погнал к Зеленому Бору. Через некоторое время, оглянувшись, обнаружил присутствие отсутствия (или отсутствие присутствия?) моих сопедальников. Может, они поехали через Полевской тракт? Развернулся и через некоторое время увидел толпу разминающихся кофейком и плюшками велосипедистов. Присоединяюсь. Мимо нас гордо дефилирует юный велосипедист на «Орленке» с длинной веревкой сзади (может, там когда-то были санки с меньшим братиком или сестренкой?) и аудиосистемой в виде плеера с китайскими колонками, примотанными изолентой к рулю. Из колонок льется мелодия бессмертной песенки Юрочки Шатунчикова. Мы просто сгораем от зависти — как это мы до сих пор не додумались аудиофицировать своих коней?

Потом наш путь лежит через поле совхоза. Там, как это ни странно, лежит снег. Казалось бы — откуда там зимой снег? Удивительно. Я ожидал увидеть цветущие помидоры, колосящиеся огурцы и бахчу с бананами, а там… сугробы… Да-а-а…

Анатолий бодро говорит: «Знали, на что идем — так что вперед!». Пытаюсь ехать. Рядом народ ведет велосипеды с точно такой же скоростью. Если не видно разницы — зачем платить больше? Слезаю с велосипеда и иду, палимый солнцем. Сугробы все глубже и глубже… Анатолий утешает: «Чтобы жизнь медом не казалась, в ПВД включены элементы 5 к.с. — например, восхождение на Эверест!». За спиной показывается солнышко — впервые за сегодняшний день. Впереди слышен звук работающего тракторного двигателя. Мы, оказывается, не одиноки во Вселенной!..

Долго ли, коротко ли, но мы все-таки преодолели это поле! Под конец бездорожья я почувствовал, что в животе полностью кончилась еда (или еда кончилась в голове — ем-то я в голову?). В велосипедном варианте у меня это выглядит так: руки трясутся, ноги подгибаются, в глазах плавают сиреневые светящиеся пятна. Народ остановился отпраздновать начало нормальной дороги, и я, не теряя времени, последовал принципу: «Спать — только время терять, лучше есть!!!» — выхватил из рюкзака мешочек печенья, с трудом попал в него дрожащей рукой, и набил рот плюшками до такой степени, что он уже перестал закрываться! Хорошо-то как! Олег, видя мой жалобный взгляд, угостил меня кофием. Потом подвиг Олега повторил Алексей Иванов.

Ну, катить по дороге, где ездят машины, уже намного легче! Здесь вам не тут! Народ приободрился, почуя близкое стойло… Каждому уже чудится хруст овса в кормушке…

Вот мы залезли в последнюю горочку перед городом и оказались в совхозе. Тут мы остановились подождать чету Ивановых и от нечего делать начали сравнивать наши покрышки. Тут-то я понял, почему мне не удавалось держаться за Олегом Саматовым по глубокому снегу: у него задняя покрышка была очень «злобной», да еще и шипованной впридачу. А у меня… когда-то она тоже была «злобной», правда шипованной она никогда не была, но со временем протектор полностью стерся на беговой дорожке, оставшись только по краям, и то лишь местами. Когда я вдавливал педали по снегу, задняя покрышка просто буксовала… И КПД моих усилий был отнюдь не на высоте. Ну и ладно — катаемся же в свое удовольствие, не на время!

Вот показалась славная чета Ивановых. Алексей вел впереди два велосипеда, а Ирина, соблюдая законы шариата, шла за мужем, смиренно опустив главу. Впрочем, дойдя до нас (а тут горка как раз кончалась), Ирина просто-таки выхватила свой байк из рук Алексея, и аки птица взлетела на него, и шустро погребла педалями в сторону дома. Мы, не ожидавшие от нее такой прыти, не сразу попрыгали на байки, в результате чего Ирина опередила нас метров на 50. Этим, в свою очередь, не приминула воспользоваться пара тупорылых мосек, увлеченно облаивающих встречного «Москвича». Ирина показалась им более аппетитной! Одна собака ограничилась гавканием, но вторая стала пытаться укусить Ирину!!! Увидев такое, я настолько резко крутанул педали, что меня чуть не развернуло юзом, и со всей возможной скоростью, пробуксовывая, помчался на выручку. Моя нога уже примерялась нанести сокрушительный удар по пустой башке агрессивного животного — если бы мне удалось это сделать, башка бы точно оторвалась и улетела за ближайший забор. Но моська, на свое счастье, оглянулась… Видимо, она прочитала в моих глазах свой смертный приговор, поэтому молниеносно свалила в сторону, и больше не гавкала. Повезло же ей сегодня! Ну да ладно, не я, так кто-то другой — агрессивные, и к тому же тупые собаки долго в нормальном человеческом обществе жить не должны. И это правильно. Если ты живешь в обществе, не создавай неприятностей другим. Людей, если они так поступают, сажают в тюрьму; если до них не доходит — их отстреливают. С собаками поступают проще — их отстреливают сразу, минуя стадию посадки в тюрьму.

Вот мы проехали завод «Патра» и выехали на УНЦ. Тут уважаемые господа велосипедисты, до боли похожие на морковных сачков, свернули на проезжую часть! Там был твердый, укатанный машинами слой снега на асфальте. В принципе, участников можно понять. Но я решил поступить по принципу «Мы легких путей не ищем — пусть они сами нас ищут!» — и поехал по пешеходной части дороги, опять-таки не поступаясь принципами. Там лежал снег. Местами рыхлый. Снегоуборочные машины накидали за день снега на обочину — местами по колено. Доходило до того, что приходилось вести байк в руках. Поэтому я отстал от всех очень и очень сильно, и когда я притащился на перекресток Онуфриева-Амундсена, прилипая языком к холодной раме, там уже никого не было. Жаль, что я не смог сказать всем «До свидания!», но свою цель — получить максимум нагрузки — я сегодня выполнил! Так, глядишь, и на марафоне Париж-Брест-Париж финиширую не последним. Если, конечно, удастся поехать — ведь человеческий организм настолько нестабильная система…

Но я надеюсь на лучшее!

 

Фотографии — Дмитрий Горюшин.

 


Верхне-Макаровский снег — карта и график похода.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *