Перебор — Полдневая

День 1

29.04.06

Багаряк в районе Зотинской пещерыЯсно, сухо.

Ст Перебор — Часовая — Исетское — пионерлагерь Заря — с. Перебор — Бекленищева — порог Ревун — дорога на Рыбниковское.

Вокзал Свердловск-Пассажирский. Все туристы в сборе. Вокзал наполнен радостными людьми с горящими глазами и пенками на рюкзаках. Ясное дело — майские праздники! И мы в этот май радуем себя, выдвигаясь на Южный Урал — ближе к солнцу, теплу и грядущему лету. Поход заявлен как велосипедный первой категории сложности. Две группы велотуристов идут параллельно, я руковожу одной из них. Три ближайших дня по графику двигаемся по Зауралью, набираем физическую форму. Вкатавшись, заезжаем в горную местность. Основные цели похода — горные вершины Аракуль и Красный Камень.

Посадка в электропоезд прошла оперативно и по намеченному плану — рассредоточились на два вагона, не мешали ни людям, ни друг другу. Поезд отправлялся после полудня, и количество садоводов не превысило приемлемые отметки. В пути ревизоры дважды проверяли билеты, в том числе и на велосипеды.

Станция Перебор. Выгружаемся, снаряжаемся в путь. Рядом станционный поселок и поселок Первомайский. Наполовину разобранные зерносклады, разрушенная приемно-сортировочная башня и почти новый элеватор — ему от силы двадцать лет. Станция Перебор — основной перегрузочный пункт окрестного агропрома, уже более полувека на зерноперерабатывающих предприятиях поселка «перебирают» зерно. Хотя имя станции дало село Перебор, расположенное в десятке километров. В колонках станции и поселка очень вкусная вода, подаваемая из скважины.

На первых же сотнях метров — прокол колеса. Пока чинились, инструктор предложил руководителям объединить группы в одну. Но фактически соединились только после деревни Часовой. Одни участники упирались на скоростях, другие катили не спеша. Порой участники исчезали из поля зрения, выручала хорошая радиофикация группы — на полтора десятка человек восемь радиостанций, работающих на одной частоте. Спуск к Исетскому вдохновил, но рекордов особых не было — скорость едва ли достигла 40.

Село Исетское. Переправа на южный берег Исети по подвесному мосту. Доски довольно гнилые, местами их нет, местами не закреплены… а река в мае довольно бурная! Отдельные «икстремалы» прокатились по такому мосту на велосипедах. Люди, более ценящие свою жизнь, прошли пешком.

На правом берегу — пионерлагерь, «жив-здоров назло врагу». Пока фотографировал окрестности, народ укатил неизвестно куда. На асфальтовых дорожках следов не видно. Бросили руководителя! Пришлось сердито шуметь в эфире. Похихикав, рация дала направление. Посулив не в меру веселым участникам дежурство вне очереди, бросился догонять группу. Калитка в заборе со скрипом, но открылась, велики с рюкзаками через забор кидать не пришлось.

Из поймы реки — наверх. Дорога мокрая, песчаная. Колеса вязнут. Скорость 8-9 км/ч. У околицы села Перебор подъем прекратился и велики побежали веселее. У села суровый, можно сказать, кержацкий вид — одинарка из некрашеных домов, сосновый бор за рекой на скалистом берегу. Скорее напоминает села Горнозаводского Урала (типа Краснояра), чем привольно раскинувшееся у водоема типичное зауральское село.

Перебор плавно перешел в поселок Горный. Рядом деревня Бекленищева и… прыжок реки Исеть с Уральских гор на равнину. Порог Ревун. На протяжении каких-то полутора километров чудовищное падение русла реки, зажатой скальными берегами.

Из всех участников на Ревуне никогда не был один человек, но почему бы не съездить? На дороге замечено оживление. Через Перебор тарахтела тетенька на мотоблоке, а тут — поток автомобилей, велосипедов и людей, груженых туго набитыми рюкзаками последней модели, гремящими котлами и разноцветными пенками. Свой брат турист. У порога стоит лагерь человек в триста, и народ все прибывает. На майской воде на Ревуне есть участки IV и V категорий, у водников тренировки и соревнования, над водой висят ворота для каякеров. Дымят костры, из машин бухает музыка, немереное количество стеклотары и пивных жестянок. Нам этого и в Е-бурге хватает. Краткая фотосессия, и побыстрее уезжаем из этого гадюшника.

В поселке Горном от реки крутейший подъем. Скорость 7, 6, 5… все, приехали. Зажав тормоза, чтобы не уехать обратно, слезаю с седла. А ведь мы на равнине! Сколько еще впереди горок, в которые придется вести велосипед руками?

Ветер, похоже, стих. Группа опять растягивается. Вдоль дороги забурьяненные поля ржавого цвета. Обсудив со штурманом место ночлега, сгибаюсь в шоссейном рывке и достаю голову группы.

Вставать лучше всего в лесу. Последние по дороге лесопосадки — на северо-западном берегу озера Большой Сунгуль, в них и забуриваемся. Народу кругом — ни души, безветрие, мотоцикл слышно за 5 км. Сухих дров в лесу хватит на стоянку в течение года, в низинке большие лужи талой воды. Красота!

Перед сном, уже в темноте, запомнились огни поселков на берегу Сунгуля. Огни были густо-оранжевого, даже бордового цвета. Занавески у них, что ли, такие?

Дистанция от станции Перебор до привала 27.63 км
Средняя скорость 13,46 км/ч.

 

День 2

30.04.06

Ясно, сухо. Ветер С-З 5-10 м/с.

Рыбниковское — Шаблиш — Зотино — Багаряк — р Синара.

Перед походом был куплен новый спальник — «Арктика». Занимает он ровно половину столитрового велорюкзака, но спать в нем можно в одних трусах, и очень сладко. Выгнать из него может лишь сознание того, что ты — сегодня дежурный, и пора готовить завтрак.

С утра, конечно, дубак и вода в луже покрылась ледяной коркой. Обилие дров спасает положение и народ, позевывая, начинает собираться.

Озеро выглядит не столь загадочно, как вечером — белая тарелка среди равнины черной. Ветер строго в затылок, и катится легко. Толя Бабаджанов, обогнав группу, делает зачетные снимки из серии «группа едет, не стоит». Рыбниковское, как и все приозерные села, состоит почти из одной улицы. Главное, не пропустить поворот на Шаблиш. Василий Клеин, зайдя в магазин, проставил штампик в зачетную книжку инструктора. Оба руководителя предпочли созерцать окрестности, не очень, впрочем, живописные — рыжий бурьян и белый лед.

Грунтовка на Шаблиш, вопреки опасениям, оказалась сухой. Попутный ветер заметно увеличил скорость. Не доезжая до Шаблиша, обнаружил неисправность велосипеда. При маневрировании покрышка заднего колеса за что-то задевала, издавая скрежещущий звук. Проехав поселок, остановились на срочный ремонт. Покрышку тёр хомут крепления крыла, болтающийся под рюкзаком вместе с вихлястым багажником. Антон Берзин извлек из ремнабора пассатижи и устранил неисправность за пять секунд одним нажатием. Вот это квалификация механика! Забегая вперед, сообщу, что крупных поломок не было, а мелкие неисправности механики обеих групп устраняли очень оперативно.

На этом участке дороги туристы только и делали, что переодевались — ледяной попутный ветер, незаметный в движении, на остановках пронизывал вспотевшие тела. Привал с перекусом устроили на берегу Шаблиша в кустах. Было замечено гнездо какой-то птички. Гнездо слеплено из глины, висит на ветке и имеет форму рукавички. Наши орнитологи долго чесали в затылках, гадая, что за птица. Так и не придумали:)

Полевая грунтовка от берега озера до Зотина преодолевалась на одном дыхании. Движение осложняли редкие лужи, переправлялись без труда. Пролетев село (в селе асфальт и ветер попутный), уперлись в развалины на холме. За холмом речка Багаряк. Решили спускаться к реке и искать пещеры, долженствующие быть на ее левом берегу. Прошли вниз по течению двести метров и за поворотом увидели прижим — отвесная скала уходит прямо в воду. Не пройти. Придется с велосипедами подниматься на обрыв. Ползли кто как, я тащил в несколько ходок отдельно рюкзак и велосипед. Часть участников вернулись в Зотино и поднялись по сельским улочкам. Наверху березовая роща. Уф!

Несколько сотен метров петляет лесная грунтовка в восточном направлении и выходит к реке ниже прижима. Встаем. Обед, желающие идут искать пещеры. Василий ниже по течению нашел невеликую дырку в земле — для «пещеры» жидковато. Артем выше по течению нашел «клубок» из живых ужей — зимуют они так, что ли? Женя походил по перекатам по колено в воде — и тоже ничего не нашел. Остальные релаксировали пузами кверху или фотографировали скалы на противоположном берегу. При мытье посуды заметили на реке катамаран — двое водников шли на четверке. Пока они сидели на перекате и сталкивали катамаран на глубокое место, удалось добежать до фотоаппарата и сделать несколько снимков.

Сошлись на том, что пещера неведомо где, или искали плохо. Искать можно было до вечера, график позволял, но души людей уже наполнял тугой велосипедный задор, и руки сами тянулись к рулю. Из рощи в Зотино вылетели пулей, несмотря на встречный ветер. Аборигены подросткового возраста, возбудившись видом велотуристов, завели «Иж-Планету» и с грохотом обогнали группу метров на сто. Да, теперь мы знаем, что они дюже крутые и могут на мотоцикле обогнать велосипед!

Шоссе на Багаряк расчудесное — машинки презжают раз в десять минут! Даже не верится, что шоссе. Перед въездом в Багаряк собираем группы в одну. Поселок можно и объехать, но в группе кончился бензин, то есть пиво, и сегодняшний вечер под угрозой! Сельпо от нас не отбрехается даже всей сворой поселковых собак! Минут десять общаемся с продавщицей, рассказываем историю велотуризма на Урале за последние несколько лет. Она нас все время хвалит, какие мы хорошие, отдыхаем активно и из самого Екатеринбурга приехали к ним в Багаряк! Да, спасибо, вы тоже хорошие, багарякское гостеприимство нас очень тронуло, напишем об этом в Интернете! Я привычно размешиваю в термосе свежекупленный сок с обеденным чаем.

К реке крутой спуск серпантином, была вероятность не вписаться в поворот, пришлось тормозить, скорость опять не дотянулась до сорока. Ладно, послезавтра допиликаем до горок, ух какие там будут спуски! На выезде из поселка делаем зачетные фото с разных аппаратов.

Что-то как-то уже подустали. Боковой ветер начинает стихать. Дорога все время в гору, скорость 14-16 км/ч. Через пару километров уходим в поле на перекус и «перечай». Женя Губернаторов подает пример, как использовать лежащий на земле велорюкзак в качестве спинки для кресла. Ну, с такого лежбища подниматься совсем тяжело.

Чего ж так трудно едется? Вроде и пива не пил, а так расслабило! Почти не разговариваем с Димой. Механики сзади непрерывно трещат о светодиодах и прочих диодах, обсуждая одни им понятные характеристики. Начинаю крутить «короткими очередями» — признак усталости. Уже седьмой час, пора приваливаться. Проезжаем пару ручьев, они пересохли. После переговоров по рации решаем ехать до реки Синара и вставать у нее.

Вот мост через Синару. Народ, треща бурьяном, ломится куда-то в кусты. Берзины терпеливо ждут, пока я запечатлею перила моста, выкрашенные, по челябинской традиции, в красный цвет.

Встаем в очередных лесопосадках. Толя и Оля несут здоровенные сухары. За водой идем полкилометра до Синары, Дима разливает воду по котлам и бутылкам. Бурьян здесь не ржавый, как у Рыбниковского, а какой-то серебристый. Василий, заполняя свои котлы, спрашивает: «Сверху по реке что за деревни?» — «Снежинск. Федеральный ядерный центр» — «Ты только остальным не говори» — «Скажу обязательно!» :)

Пока варится еда, подтянем рулевую у моего велосипеда. Дома затягивал — не понравилось, руль трудно повернуть. Но в походе стучать на каждой ямке надоело. Кратко даю Антону указания и, как дежурный, ухожу к котлам. Через десять минут возвращаюсь — картина маслом: стоит мой велосипед без руля, над ним склонились оба механика и Василий Клеин. Слышу обрывок разговора: «Атас, хозяин идет!» :) Рулевую, при отсутствии ключа на 40 (знаете, сколько он весит?), затягивали все теми же пассатижами и еще какой-то железякой. Затянули. Теперь руль со щелчком возвращается в положение «прямо по курсу». До сих пор так езжу, лень заехать в сервис и поставить новые чашки.

Дистанция 60,64 км
Средняя скорость 14,56 км/ч.

 

День 3

01.05.06

Ясно, сухо. Ветер С 1-5 м/с.

Р. Синара — Булзи — Тюбук — Касли — р. Бол. Маук

Этому дню лучше всего подходит прилагательное «шоссейный». На трассу выбрались мимо памятника бойцам — героям гражданской войны. Пока фотографировал обелиск, большая часть народа, как всегда, исчезла из поля зрения. Пристраиваюсь за Клеиными. Вася и Сауле крутили дюже шустро и подвезли до головы группы, далее ушли в отрыв. Участок до Булзей скорее напоминал шоссейные погонялки. Лена Берзина, сидя сзади на тандеме, сфотографировала каждого из участников в движении — довольно редкий и самый лучший вид отчетных фотографий. Спасибо ей! До Челябинского тракта пытался держаться за Сауле, сильно вымотался — аэродинамика у ней слишком хороша для нее самой и слишком плоха для едущих сзади:). После пересечения Челябинского тракта заехали в поле и остановились на перекус. Встали, впрочем, не в очень хорошем месте — расположенная невдалеке АЗС подпортила нам аппетит специфическим бензиновым запахом.

В Тюбуке запаслись продуктами, выполнили отчетные фотографии. Трасса до Каслей серьезно нагружена транспортом, потому сбили группу поплотнее и построились в две колонны. Скорость держали 24-26, километры летели быстро. Я, ведущий правую колонну, несколько раз менялся с Артемом, Вася тащил левую колонны бессменно. Вдруг Василий, вытянув руку, показывает на горизонт — «Это не двухподвесники?» Через минуту встречаемся с командой Брюквина — он, Ирина и Ваня съездили своим ходом из Екатеринбурга в Карабаш и теперь возвращались обратно. Ваня, как обладатель единственного в своей группе хардтейла нагружен сверх всякой меры, потому собрался покупать двухподвес:) У Ирины багажник, а Костя везет имущество на своей многострадальной спине. Общаемся десять минут и разъезжаемся — ребята хотят к вечеру добраться до дома.

На горизонте уже видна колокольня в Каслях — пора искать место привала. Сворачиваем вправо и располагаемся на обед на берегу озера Киреты. За озером уже виден хребет Вишневых Гор и жуткая пыль на месте Вишневогорска. Бр-р-р… неужели мы туда поедем? Обед продолжился послеобеденным сном и загоранием на пенках в лучших традициях матраса. Расслаблялись бы до вечера, но желательно поближе подъехать к Аракулю и оставить больше времени на посещение скал. Потому со скрипом поднялись и продолжили путь.

На въезде в город Касли — зачетное фото. Сразу за дамбой — рыбный рынок. У меня полный велорюкзак рыбных консервов, а группа Артема решила побаловать себя свеженькими окуньками. Но какая уха без водки? Проблема решилась в расположенном неподалеку гипермаркете «Перекресток».

Из Каслей поехали к станции Маук. Появляется рельеф (доехали, однако, до Уральских гор!), под конец дня он дается тяжеловато. Дорога идет вдоль долины речки Большой Маук и местность кругом носит признаки заболоченности: мелкий лес, кусты, в воздухе огромные комары. Ночевать здесь, несмотря на близость водотока, не хочется. Решаем проехать выше по течению и встать в более сухом месте. Добираемся до развилки на Вишневогорск, пересекаем Маук и сразу после моста сворачиваем налево. Встаем под горой Еремихой, если судить по карте, на горном хребте между Вишневыми и Потайными горами. Место над уровнем моря хоть и высоко:), но плоское (покос) и в понижениях и у реки огромные лужи талой воды. Из одних брали воду, в других мылись и стирались.

Включаю телефон и с неба падает SMS — «Я в Уфалее. Сергей Вострецов». Звоню, Серега уже на Аракуле и сегодня же хочет добраться до нас. Уже поздновато, но, тем не менее, диктую наше местонахождение.

Костер на сей раз запалили общий для обеих групп — общаться удобнее, но дежурным варить хуже. Окуньки в ухе оказались самками и с огромным количеством икры. Не успели наполнить стаканы, как из кустов выскочил и чуть не въехал в костер байкер с велорюкзаком — Сергей Вострецов. По его словам, наши душевные разговоры было слышно чуть ли не из Вишневогорска. Вновь прибывшему налили… гм-гм… ухи и продолжили трапезу.

Дистанция 61,62 км
Средняя скорость 16,8 км/ч.

 

День 4

02.05.06

Ясно, сухо. Ветер З 12-18 м/с.

Р. Бол. Маук — Вишневогорск — Аракуль.

Сегодня мигом добираемся до Аракуля (Сергей вчера доехал за два часа) и у озера полудневка. Но «мигом» — это в планах, а в реальности — пока собрались, пока посуду помыли… На дороге уже очень серьезные горки. На подъеме, насколько можно, раздеваешься, на перевальчике останавливаешься, одеваешься. Скорость на спуске достигла 51 км/ч. Это, безусловно, круто, но на дороге сплошь щели между бетонными плитами (попасть туда передним колесом — явная гибель) и дыры, откуда торчит арматура из этих самых плит. Смотреть надо в оба.

Вишневогорск. Говорят, на хребте растет много дикой вишни, оттого и название. Дробильно-обогатительный комбинат, скрежеща, выбрасывает тучу серой пыли. Под этой пылью стоят дома — частный сектор. Постоянно чихаешь, хруст на зубах. Как тут люди живут?! Впрочем, ассортимент магазинов удовлетворительный. В число покупок вошли батареи для радиостанции.

Дорога к озеру идет мимо здания рудника. Дмитрий Шитиков, наш штурман, в свое время работал на этом предприятии. Шахта, рассказывает, идет вглубь земли на километр. Добывают ниобий. Еще был рассказ о том, как московская комиссия с гулом летела вниз 600 метров и разбилась в лепешку вместе с клетью — порвался трос. Подземные работы, однако, опасны. Есть еще небольшой карьер с экскаваторами, работает грохот, но, скорее всего, перерабатывает отвалы. Уже хочется есть, на ходу достаю из кармана велорюкзака сникерс, зубами разрываю обертку — голод не тетка, а надо еще и рулить! Встречный ветер усиливается. Перед главным подъемом на хребет останавливаемся на перекус. Кругом вырубки, засаженные молодыми сосенками.

Вот и подъем на Вишневые Горы. Передачи сбрасывать уже некуда (22/30), пробую «серпантинить», на микрорельеф грунтовки — вымоины, булыжники — сводит на нет все усилия. Пойдем пешком — говорят, это полезно. 3 км/ч, больше не получается. Спуск короткий, но крутой. Увы, из-за сильного ветра не смог развить свыше 54 км/ч. С головы Сауле ветром снесло кепку, ее (кепку) так и не нашли. Поселок Аракуль зачем-то объехали по объездной. Из нескольких отворотов влево выбрали «тот самый». Одели бахилы/резиновые сапоги и нырнули в лес. Как выразился Женя, «Едешь в говны — будь бамбучо!». Что такое «бамбучо», не знаю, но переобувались зря — в лесу сухо. Лесная грунтовка в горной местности — дорога из серии «кишка пьяного удава». Антон выражает тихий восторг — «Можно хотя бы порулить!» Кому уж что надо для счастья! В горки уже привычно топаю пешком.

Среди участников начался спор — где организовать стоянку. Каждый знал эти места лучше другого:) Руководители не вмешивались, давая «зубрам» похвастать эрудицией. В конце концов, встали на берегу озера. Мы с Толей Бабаджановым отправились за дровами. Попутно я узнал, что
1 Дрова должны быть легкие, их и нести приятно, и горят они жарко;
2 За дровами лучше идти вверх по склону — сверху вниз легче тащить. Принесли пару отличнейших бревен.

На Аракульском ШиханеПосле обеда отправились на восхождение (должны же быть в отчете громкие слова!). Выпросил у Лены заплечный рюкзачок и набил его едой, питьем, картами, сменной одеждой и фототехникой. Гора Аракуль — высшая точка короткого одноименного хребта (563 м), увенчана высоким скалистым гребнем. Альпинисты называют эти скалы «Аракульский Шихан». Гребень разделен неглубокой впадиной, и Шихан, соответственно, Северный и Южный. Южный выше. Пока лезли, радиостанция рассказывала голосом Василия Клеина о его продвижении к озерцу Малый Каган. Местность вокруг озера была заболочена, подход к воде затруднен. Где-то в тех краях Вася обнаружил записку «Илья 501-й, мы за сопкой». Илью днем ранее видел Вострецов, но об авторе записки гадали долго — подпись «Лена» была уж сильно неразборчива.

Чем выше поднимались, тем сильнее становился ветер. Пришлось одеть ветровку. Со скал сдувало ветки и камни, один из которых угодил прямо в объектив. Фотоаппарат не разнес, но выбоину на линзе оставил. Все последующие фотографии получились с дефектом. На вершине скального массива ветер достиг совсем «нелицензионной» мощности. Одел еще и капроновый анорак. Встать на ноги нельзя — сдувает, улетишь вниз. Карту из рук выпускать нельзя. Рюкзак удерживал на камнях тяжелый термос. Надеюсь, завтра, когда поедем, этот ветер стихнет. На снимках телеобъективом удалось разглядеть Снежинск, Иткуль, гору Маук.

Малый ШиханНиже основной группы скал стоит «Малый Шихан». Скалы отличаются простотой восхождения, соснами на вершине и многочисленными каменными чашами (некоторые туристы называют их «жертвенники»). Порой эти чаши заполняет вода и в них можно даже искупаться. Вершина скал очень живописна.

Внизу, в лагере, Сергей Вострецов, тайно мечтая прокатиться по льду озера на байке, решил пройтись по нему хотя бы пешком. Разделся, доплыл до льда, вылез на лед. Походил туда-сюда, замерз. Бросили ему пенку с вложенным камнем. Посидел на пенке, попозировал. Зрители в восторге! Попутно отправлялись хозяйственные надобности — мылись, стирались, ибо воды навалом.

В планах на завтра — Верхний Уфалей, и желательно добраться до водовода.

Дистанция 27,33 км
Средняя скорость 12,12 км/ч.

 

День 5

03.05.06

Ясно, сухо. Ветер С 12-15 м/с.

Аракуль — Силач — В.Уфалей — водовод.

Возвращаясь на дорогу, еле затолкали груженые велосипеды в гору пешком — настолько гора крутая, да еще после завтрака! У Васи протерлась камера и начала ползти покрышка. Есть покрышка запасная — кевларовая, свернутая в комок, едет она в багажных отсеках тандема. При нужде заменим.

По дороге идем с велосипедами в руках на хребет Аракуль. Уже выработалась тактика «горных восхождений» — на подъеме раздеваешься, на перевале одеваешься — и вперед. И вниз! В Силаче гравийка сменяется асфальтом, но заехать в подъем сил все равно не хватает. Обидно. Впрочем, мы не на гонке — беречь секунды нам не нужно, и заезжать на «крутяк» под угрозой чего-то страшного — тоже. На спуске с хребта Теплые Горы, несмотря на встречный ветер, удается развить скорость за 50 км/ч. На таких скоростях передач снова не хватает, но уже по причине малой укладки. Видимо, для горных поездок нужна трансмиссия с экстремально широким диапазоном.

Выезжаем на трассу Маук — Верхний Уфалей. Дальнейший путь описывается четырьмя словами — очень_сильный_встречный_ветер. Сейчас сижу и понимаю — недоглядел, надо было собирать группу воедино. А мы разбились на редкую цепочку одиночных велосипедистов и каждый резал ветер в меру собственных возможностей.

Через пяток километров перекусываем в лесочке. Покрышка Василия (Nokian Ultra Tour 26×1.75, три года интенсивной эксплуатации) продолжает ползти. Решаем менять. Пока меняли, две трети участников выбрались из леса и учесали в сторону Уфалея. Отправляюсь один, сзади истые лоси и усидеть за ними просто невозможно.

Ну, что можно сказать… тоска… через пару километров «лоси» сделали меня, как стоячего. Против ветра гребешь 12-14 км/ч. Зато в любое время можно остановиться и пофотографировать. Удалось догнать Гену Хохрякова, но отсидеться на колесе не получилось — въезд в Верхний Уфалей. Фотографироваться едущий впереди не захотел. Дождавшись, пока Гена исчезнет за поворотом, делаю зачетное фото своего велосипеда на фоне угольно-черных отвалов. Груженый велосипед от порыва ветра падает на землю. Вызываю Женю Губернаторова — он меня еще не обгонял. Не слышит. Вызываю впереди едущих — объясняют дорогу. У магазина гора великов. Ждем последних. Сильно растянулись, даже рации не достают.

Из Верхнего Уфалея в Нязепетровск дорога идет с набором высоты. Еще в самом городе — круто вверх. На выезде из города есть колонка, можно набрать воды, умыться, помыть велосипеды. Подъем кажется бесконечным — лезем на Уфалейский хребет. Под дорогой ручейки — с гор бежит талая вода. У этих ручейков вламываемся в чащу и варим обед.

Группа Артема супы не варит, обедает всухомятку. Пока мы отскребали котлы, коллеги уже снялись с места и помахали нам ручкой. Догонять кого-то, да с полным животом, да в гору — это на любителя. И уж точно не для меня. Подъемы порой сменяются пологими спусками. На одном из спусков меняемся с Сергеем велосипедами. Stark Surfer Race Disc. При торможении замечаю лязганье. Смотрим — калипер заднего тормоза болтается на одном «гвозде». Антон достает инструменты. Лена начинает беспокоиться, догоним ли уехавших вперед. Вызываю беглецов по рации — бесполезно, они далеко. Печально. Но не смертельно. На крайний случай, у нас есть все необходимое для автономного завершения похода.

Тормоз худо-бедно отрегулировали. По коням и вперед! Уклон на спуск, пролетаем пяток километров и вот уже поворот на водовод. Группа Артема терпеливо ждет в полном составе.

Что такое водовод. Екатеринбург пил воду сначала из городского пруда, потом из Верх-Исетского. Население росло, и для водоснабжения было создано Волчихинское водохранилище на реке Чусовой. Когда городское население перевалило за миллион, в засушливые годы не стало хватать воды и оттуда. Для исключения перебоев с водоснабжением города в конце 70-х годов был выполнен проект переброски воды в Чусовую из реки Уфа. На Уфе было создано Нязепетровское водохранилище. Из него через Уфалейский хребет в Западную Чусовую проложили несколько ниток трубопровода большого диаметра и гнали по ним воду мощными насосами. Все трубы спрятаны под землей, и сколько их там — загадка. Сейчас водовод на консервации, но поддерживается в исправном состоянии. Для обслуживания вдоль водовода проложена гравийная дорога, по которой мы и поехали.

Дорога, может, когда-то и была хорошей, но буквально перед нами по ней прошел грейдер и накрыл ее слоем рыхлого грунта в два сантиметра. Велосипеды ехали скорее боком, на спусках ехать больше 15 км/ч просто страшно, в гору идем пешком. Утомленные подъемом на хребет, решили долго не мучиться и у первой же речки остановились на ночлег.

Дистанция 59,88 км
Средняя скорость 13,7 км/ч.

 

День 6

04.05.06

Пасмурно, мокрый снег. Ветер С 3-7 м/с.

Водовод — Красный Камень — водовод — Кладовка — Полдневая.

Ночью не давала спать какая-то птица — козодой, что ли? Утром пошел мокрый снег. Что же, чудес не бывает, и так почти неделю стояла отличная погода. Под снегом сворачиваем палатки, завтракаем и выходим на дорогу.

Дорога, на удивление, лучше, чем вчера. Видимо, осадки уплотнили и связали верхний слой грунта. В крутые подъемы все равно приходится топать пешком, но на спусках контролировать велосипед намного проще.

Из-за горы вдруг показывается замок с двумя башнями. Учитывая глухомань здешних мест — явление невероятное. На входе табличка «Спецпредприятие по эксплуатации сооружений внешнего тракта водовода. Насосная станция №2». Вспоминаю недавний свой проект водозаборных сооружений. Установленный на каждом трубопроводе одноступенчатый насос развивает напор 90 м (при подаче 8,5 тыс. м3/ч). Возможно, такие же стоят и в Нязепетровске. Но рельеф Уфалейского хребта и протяженность трассы вынуждают устанавливать станции промежуточного подъема — такие, как эта. Судя по мощности подведенной ЛЭП, насосы в башнях стоят совсем не хилые.

Где-то рядом одна из главных целей нашего похода — гора Красный Камень. Но ее координат перед походом раздобыть не удалось, заводили в походе по какой-то мелкой карте. Короче — свернули не туда. Зашли в густую глину. Каждый сапог весил по восемь кило, колеса не крутились, трансмиссию заклинило. Матюкаясь, вытащили велосипеды и рюкзаки обратно на дорогу. Чистились долго и малоуспешно.

Проехав еще одну насосную станцию и речку рядом с ней, останавливаемся. Решаем кинуть велосипеды у дороги и идти на гору пешком. Рядом с велосипедами остались два человека варить обед, остальные побежали искать вершину.

Красный Камень — одна из скалистых вершин Уфалейского хребта. Нас она привлекает главным образом труднодоступностью. Немало ПВД планировалось на эту вершину, но все безуспешно. В многодневном походе времени больше — соответственно больше возможностей вершину эту отыскать.

Десант на Красном КамнеУфалейский хребет не впечатлил — скорее, это плоскогорье. Подъем очень пологий, типа «дурошлёп». Нашли жилище бобров — пруд, хатки, плотина, по берегам обгрызенные березы. Строительные работы в разгаре!

По колено в снегу дошлепали до Красного Камня. Вершина и не «вершина» вовсе — ровное плоское место, поросшее лесом, посреди которого высятся скалы. Место, действительно, малопосещаемое — всего пара разбитых бутылок и никаких пошлых надписей.

Скалы сильно отличаются от виденных ранее. На них толстый слой растительности — ковер лишайников, трава, кусты и сосны. Лазить по ним удобно, хороший заход с восточной стороны. При ярком солнце объект должен быть весьма фотогеничен. На вершине триангуляционная полусфера, сотовая связь и вид на плоские окрестности.

Красный КаменьПосле обеда погода улучшилась, снег перестал идти. Поехали по водоводу дальше на север. Я стер себе велотрусами одно место и оно воспалилось. Попытка лечиться на ходу малоуспешна. Будь мы где далеко — пришлось бы вставать на несколько дней. Но город рядом, и поход подходит к концу — потому принимаю решение эвакуироваться из группы на поезде. Ко мне присоединился штурман Дмитрий Шитиков, которому необходимо срочно домой по семейным обстоятельствам.

Рельеф снижается, горок становиться меньше. В одном месте на дороге был грязноватый участок, пришлось идти пешком. После поворота на запад (здесь, собственно, водовод и кончается) дорога резко улучшилась, пошла отсыпная грунтовка. И опять в гору. Залезли на перевал, все тот же Уфалейский хребет.

Здесь группа разделяется. Мы с Димой едем по дороге к ближайшей ж/д станции. Остальные сворачивают на север на еле видимую в траве грунтовку, в конце которой блестит грязь. По этой грунтовке группа выйдет на дорогу Полдневая-Кенчурка и далее на Полдневую-Полевской-Мариинск-Ревду. Прощаемся. Передаю полномочия и маршрутные документы Сергею Вострецову. И вперед!

На спуске с хребта рюкзак периодически сползал с багажника, приходилось подтягивать. Дмитрий терпеливо ждал. В Кладовке появился асфальт, колеса закрутились быстрее, настроение поднялось. Решаем закупаться в Полдневой и ночевать где-то там же.

Полдневая. Поезд на Свердловск отходит в шесть утра. Отлично. Рядом со станцией два магазина, один из них круглосуточный. Правда, коньяк не продают ни в одном. Закупаемся и уезжаем в ближайший лес. Ребята из основной группы если и подъедут, то только завтра, у них очень сложная дорога. Из соображений безопасности Дима решил не ставить палатку, а спать на открытом воздухе. Мои доводы его не убедили. Ладно, живой буду — не умру. Поужинали горячим супом, колбасой, сластями и различными напитками. Включаю будильник на телефоне — завтра в половине шестого нужно быть на станции. Раскладываем у костра пенки и залезаем в мешки.

Дистанция 47,27 км
Средняя скорость 11,9 км/ч.

 

День 7

05.05.06

Ясно, сухо. Ветер С 2-7 м/с.

Полдневая — Екатернибург (поезд).

В одежде и обуви в спальнике «Арктика» спалось отлично, хотя морозец и пощипывал щеки и нос. Ярко сияли звезды над головой. В Полдневой сначала пели мужики, потом лаяли собаки, потом кричали петухи. В наш лес так никто и не зашел. Пищит будильник, собираемся и на перрон.

Вагон попался с креслами самолетного типа. Проводница, продавая нам билеты на велосипед, поворчала: «Вообще-то, наши поезда не приспособлены для перевозки такой техники» и посоветовала ездить своим ходом. Спасибо за совет, как-нибудь обязательно им воспользуемся, а сейчас нам нужен поезд. На Шарташе Дима помог мне выгрузить рюкзак и велосипед. Прощаемся. Хороший был поход!

Дистанция 3,05 км
Средняя скорость 12,17 км/ч.

 

Всего за поход пройденное расстояние 295,6 км.

Еще информация об этом походе.

Перебор — Полдневая: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *