В пещеру к хрусталлам

В пещеру к хрусталламУтро субботы ознаменовалось мыслью: слава богу, что не на великах. Все же есть прелесть в пеших походах — особенно если в ночь накануне совсем не удалось поспать. Впрочем, это и понятно — все-таки 8 марта отметить было нужно, пусть даже и седьмого числа… Ну, это так, лирика.

В общем, в 5 утра ко мне подтянулись участники, живущие в Юго-Западном: Сауле, Василий, Влад. Нас уже ждало предусмотрительно вызванное такси. Так что добрались до вокзала быстро и без приключений. А спустя минут пять-десять прибыли и остальные — Юля, Легкова и Леха Евсеев. Евсеевы (хором): Мы первые приехали!!! Миша ждал нас в электричке.

Надо сказать, что маршрут, слава Владу, был продуман удачно. Мы нигде не ждали долго — максимум час. Так что две пересадки (в Дружинино и Михайловском) были пережиты вполне спокойно. Более того, часть народу успела хорошенько оттопыриться — поесть и поспать… Ох, уж мы поспали, так поспали…

p0308_05
p0308_03
p0308_02
p0308_01

Уже к обеду мы приехали на конечную станцию нашего маршрута — на станцию Сказ. Причем еще в Ебурге в электричку села огромная группа пешников, которая сопровождала нас фактически всю дорогу. Мы встретили их и в Дружинино, и в Михайловске. Забегая вперед, скажу, что и на обратном пути они тоже следовали за нами. При этом все время пели песни ужасными фальцетами. Мы решили, что нам их не понять (пешников, в смысле, с гитарами). В результате вместе с ними и еще с одной группой сошли в Сказе. Оказалось, что одновременно в ледяную пещеру — цель нашего маршрута — идет не менее 22 человек.

Никто из нас (кроме Влада, конечно) не знал точно, сколько нам надо пройти. Первоначальная версия звучала так:
— Выходим в Сказе, идем до пещеры примерно 2 км, а оттуда — еще километров 5 до охотничьего домика. То есть примерно 7 км.
— Да, — встревает Сауле — надо будет пройти 9 километров.
— Почему девять? — недоумевает народ.
— Семь плюс два, — отвечает она.

Но по сути получилось наоборот — до своротки к пещере мы шли минут сорок, и еще минут пятнадцать до домика. Все шлепали довольно бодро — по путям это просто — кроме Лешки, у которого болела нога. Тем не менее, и он весело мурлыкал всю дорогу и отпускал всякие шуточки, как обычно.

При этом мы шли в конце цепочки, и огромадный рюкзак Влада возвышался над всей группой, мы с Легковой решили, что заблудиться при таком ведущем просто невозможно.

Все это время мы передвигались между двумя группами пешников из Екатеринбурга, и когда все они свернули налево по протоптанной в сугробах тропинке, а мы гордо прошествовали дальше, в моей голове вертелась только одна фраза — «Мы проторенных путей не ищем»…

В какой-то момент народ остановился, а Влад резво убежал вперед. Все развалились на рюкзаках, солнце грело совсем по-весеннему, а снег был рыхлым и блестящим. Просто песня. Скоро вернулся Влад и сообщил, что искомый домик буквально в ста метрах. Туда и отправились.

Сначала занялись обследованием пристанища — народ слазил на чердак, с восторгом обзирал окрестности. Другой народ резал огромные кирпичи снега, чтобы закрыть в домике окна. Третий народ с помощью автомобильных (железнодорожных) (?) знаков расчищал места под палатки. Случилась и неприятность. Легкова, посидев на чердаке, решила спрыгнуть в большой сугроб. Спрыгнула и подвернула ногу. Прыгала в глубокий сугроб, желая воткнуться в него, и потому не удосужилась поднапрячь ноги, за что и поплатилась. Боль прошла быстро, что говорило только об одном — к вечеру буду ковылять… Так до конца дня они с Евсеевым и хромали — а когда, уже поздним вечером, двинулись в пещеру, оба они ковыляли по железной дороге с палочкой в руке, жутко напоминая побитых Лису Алису и Кота Базилио. Более того, к ним присоединился и Василий, у которого тоже сильно заболело колено. Травматичный поход получился…

В общем, в пещеру решили идти попозже, а для начала подготовили все для комфортного отдыха. Кроме того, была у нас и идея фикс — приготовить шикарное мясо, купленное Василием. Поначалу мясо пыталось вариться на примусе, однако примус нещадно чадил и все время гас. Мясо тем временем пропахивало бензином (или соляркой, точно не знаю). В общем, помучившись немного, мы перешли на более привычную форму готовки — на костре.

Весь процесс занял часа три, но это того стоило — еда удалась. Съели мы ее, выпили пару-тройку бутылок водки и пошли в пещеру. Фи, как пошло… На самом деле мы смаковали вино, наслаждались вкусом мяса с картошкой — совсем не походного блюда. Обычно в поход не берут тяжелых продуктов, но поскольку нам предстояло пройти совсем немного, Вася купил и нес мясо, а Ольга героически перла картошку. Она же — наш несравненный кулинар все это и готовила — честь ей и хвала!

Слава богу, что пошли. Потому как ни я, ни Легкова первоначально идти туда не хотели. Я — из-за клаустрофобии, Легкова — подозревая, что ничего интересного для себя из ползанья по пещере не извлечет. Да еще и нога болит. Но Влад уговорил… Конкретно Влад обещал что там не так мерзко, сыро, грязно и некрасиво как во всех предыдущих пещерах, которые мы посещали до сих пор. Он сказал, что там чисто, интересно, нет ужасающих узостей, и вообще мы не пожалеем. И если бы не все эти обещания, у меня была бы железная отмазка — больная нога :).

Над входом, так сказать, в подземелье, висела табличка — здесь в 1966 году погиб наш Колюня… Как он погиб, не уточнялось. Впрочем, на этой дощечке за давностью сложно было что-либо разобрать.

К пещере мы подошли одновременно с неким абсолютно пьяным и замерзшим дяденькой, который до этого стоял в лесу и громко (но невнятно) звал то ли Люду, то ли Тому. А потом со страшной силой ломанулся ко входу. Как он собирался ходить там без освещения, непонятно. Василий c Владом вели с ним какие-то переговоры, тот просил его куда-то отвести. В результате, они и отвели. Оказалось, что в глубине пещеры есть очень теплое (и грязное) место, где можно комфортно спать, не рискуя замерзнуть. Когда остальные (то есть мы) дошли до этого места, мы увидели безмятежно спавшего аборигена. В конце концов решили, что он здесь живет. Или что он — это тот самый Колюня, который на самом деле не потерялся в 1966 году, а просто всегда тут был, так сказать, заблудился во времени.

Действительно, пещера сногсшибательная. Вообще, само путешествие по льду толщиной с полметра завораживает. А невероятных форм и размеров ледяные наросты, кристаллики, сталактиты-сталагмиты наводят на всякие возвышенные мысли. Сауле, например, все время кричала — о, какой фаллос! О, с одним яйцом! (в общем, не бросала излюбленную тему). Апофеозом всего этого стал грот со множеством ледяных столбиков, растущих из пола. Жаль только, что часть этой красоты уже была поломана предыдущими туристами…

Ну, и мы, к сожалению, тоже приложили к разрушению природных шедевров свою варварскую руку. «Леха, не ломай хрусталлы!» — кричала Олька ему. «А?» — поворачивался он, сшибая попутно еще десяток-другой хрусталлов. Потом все долго смеялись: надо же, слово-то какое — ХРУСТАЛЛЫ!

Еще один перл выдала Юля. На выходе, глядя, как больноногие Евсеевы пытаются протиснуться меж двух камней, простодушно посоветовала: «Может, вы лучше облезете?» Они и облезли…

Ну, а когда все пролезли, облезли и прочее, мы под ярким звездным небом снова зашагали по рельсам к нашему костру. Потом пили чай, вино, грелись у костра. Температура упала чуть ли не до -15. Разошлись по палаткам. Все как обычно.

Утром, когда мы уже почти сидели на рюкзаках — допивали последний чай и домывали последние котлы, из-за сугроба показались несколько рюкзаков. На наше обжитое, утоптанное и обогретое местечко пришла группа туристов под руководством знакомых нам Саши и Натальи. Мир, конечно, тесен, но… приехать из Екатеринбурга и встретиться на пятачке в несколько десятков квадратных метров… Поистине здесь популярное место…

Дорога домой заняла немного больше времени. Но уже в 18:00 путешествие совсем завершилось. Осталась куча воспоминаний и классных фоток. Спасибо инициатору за чудесный походик (хороший подарочек к 8 Марта получился)!

Ольга Селезнева, Ольга Легкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *